Отток капитала из Китая в мае замедлился, несмотря на ослабление юаня, свидетельствуют данные вашингтонского Institute of International Finance.
Действия властей КНР по поддержке роста сдерживают отток капитала
Aly Song/File Photo / Reuters

После двух месяцев роста резервы КНР в мае вновь снизились на $28 млрд, до $3,19 трлн,— и это самый низкий уровень с декабря 2011 года. Впрочем, это снижение в основном объясняется переоценкой недолларовых активов (в частности, ослаблением евро в мае на 3% и японской йены — на 4%). Непосредственно продажа валюты ЦБ Китая составила всего $3,5 млрд — это самый маленький месячный объем за последний год.

 

Пока объем резервов превышает адекватную потребность даже в ситуации неэффективного контроля за оттоком капитала, но величина разрыва сокращается, следует из данных IIF (см. график). Под неэффективным контролем понимается, в частности, значительное завышение показателей импортных деклараций, которое оценивается в 2% общего объема импорта (к примеру, импорт из Гонконга в 2016 году, по документам, увеличился на 250%).

 

Чистый отток капитала из страны в мае составил порядка $27 млрд — это немногим меньше, чем в апреле, и значительно меньше показателей начала года, когда отток доходил до $100 млрд,— несмотря на то что ослабление юаня в мае было сопоставимым с январским уровнем (на 1,6% и 1,2% соответственно). Снижение оттока начиная с февраля объяснялось ослаблением доллара и комментариями ФРС о рисках глобальной экономики и более медленном повышении ставок. В мае же показатель не вырос из-за действий властей КНР по поддержке роста (в первую очередь через расширение кредитования), а также перехода на определение курса юаня в отношении корзины валют (к примеру, за год к доллару юань ослаб на 1,2%, тогда как к корзине валют — на 4,7%, это влияет на ожидания экономических агентов, не позволяя ставить однозначно на снижение курса юаня), полагают в институте.

 

Чистого притока средств в Китай не наблюдается уже порядка двух лет — с мая 2014 года, свидетельствуют расчеты IIF. В то же время даже более слабый юань не смог поддержать рост экспорта: в мае он сократился на 4,1% год к году (импорт — на 0,4%), с января по май к аналогичному периоду прошлого года спад составил 7,3%, тогда как импорт упал на 10,3%.

 

Татьяна Едовина