Счастливый конец «сказки» гарантирован далеко не всем обманутым вкладчикам прогоревших банков.
Дело об украденном вкладе: как мне вернули деньги
Depositphotos.com

Елена Гостева

 

Вкладчики 11 российских банков, лишившихся лицензии, столкнулись с тем, что их либо вообще нет в реестре кредиторов, либо суммы их вкладов существенно занижены. В такой ситуации оказалась и обозреватель Банки.ру. Сегодня рассказ о том, как ей удалось вернуть свои деньги и почему это получится не у всех.

 

Кладу 10 тыс. долларов…

 

17 марта 2016 года я открыла в Стелла-Банке валютный вклад на 10 тыс. долларов США, что, впрочем, умещалось в рамки страхового возмещения — то есть при пересчете на курс рубля не превышало тех самых 1,4 млн рублей, возврат которых гарантирован государством. Документы на вклад были оформлены в отделении банка «Красные Ворота», филиал 2948. Так уж получилось, что Стелла-Банк, родом из Ростова-на-Дону, уже получив предписание регулятора об ограничении на привлечение новых вкладов от населения, на последнем месяце своей жизни успел прийти в Москву, открыв четыре отделения в столице.

 

Мой вклад не пролежал в этом банке и месяца. Центробанк отозвал лицензию у Стелла-Банка 14 апреля 2016 года. Именно поэтому банк не успел как следует «пропылесосить» московский рынок и денег именно в Москве собрал немного. Могло получиться и так, что если бы банк поработал в столичном регионе подольше, то мне бы пришлось обращаться за восстановлением справедливости в суд.

 

…получаю 6 тыс. рублей

 

28 апреля 2016 года, в первый же день выплат возмещения вкладчикам Стелла-Банка, я отправилась в банк-агент. На конкурсе АСВ по выплате возмещения победил Ханты-Мансийский банк «Открытие». Я пришла в его московский офис близ станции метро «Павелецкая». И там с удивлением узнала, что хотя в реестре Стелла-Банка я вкладчицей значусь, но на куда более скромную сумму, чем та, что я отдала в банк. По версии банка, я положила туда… 100 долларов. По курсу рубля к доллару на день отзыва лицензии у Стелла-Банка — Агентство по страхованию вкладов выплачивает через банк-агент сумму вклада в валюте рублями именно по курсу на день отзыва лицензии — мне причиталось 6 тыс. 587 рублей 14 копеек.

 

Деваться было некуда, эти деньги я взяла. И тут же в офисе заполнила форму обращения в АСВ о несогласии с суммой выплаты. Хорошо, что я умудрилась не потерять договор вклада со Стелла-Банком и приходный ордер: в этих документах была указана реальная сумма вклада. В офисе «Открытия» сотрудники сняли ксерокопии с моего паспорта, с договора вклада в «Стелле» и с приходного ордера, сами заполнили претензию в АСВ и сказали ждать. А примерно через месяц позвонить на горячую линию АСВ и спросить, что решило агентство: поставить меня в реестр выплат на полную сумму вклада или отказать.

 

Месяц терзаний

 

Целый месяц я набиралась решимости для того, чтобы обратиться с иском к АСВ в суд. Я читала форумы обманутых вкладчиков других банков, где писали о том, что АСВ намеренно затягивает принятие решения о выплатах и требует у вкладчиков подлинники договоров, чтобы затруднить подачу документов в суд. Я понимала, что АСВ вправе мне сказать примерно следующее: «Дорогой вкладчик Стелла-Банка! Мы видим, что вы принесли в Стелла-Банк 17 марта 2016 года определенную крупную сумму в условных единицах. Мы видим ваш договор с банком. Но мы также видим, что по реестру банка вы значитесь как вкладчик на 100 долларов. Скажите, почему мы должны верить вам на слово или вашей бумаге? Ведь вы в тот же день, 17 марта, или в любой другой день до отзыва лицензии могли прийти в банк, расторгнуть с ним договор одного вклада, на крупную сумму, изъять эту сумму и оформить новый вклад — на эти самые 100 долларов? Докажите нам, что вы на самом деле не отзывали вклад!» Я прочитала и выслушала множество комментариев, что в суде мне придется доказывать, что договор вклада на 100 долларов не подделан и подпись в нем моя.

 

Но все получилось намного проще. Дозвонившись на горячую линию АСВ, я услышала, что должна принести в агентство подлинники своих документов и ксерокопию паспорта. АСВ у меня подлинники изымет и выдаст об этом расписку. Что я и сделала, понимая, что сильно рискую, отдавая подлинники в государственную структуру. Что суд в любом случае захочет видеть настоящий договор, а не его копию. Но документы отдала — в офис АСВ на Таганке, прямо за знаменитым одноименным театром, на улице Высоцкого (от метро до здания АСВ — три минуты пешком).

 

На мой робкий вопрос, поставят ли меня в реестр и получу ли я обратно свои деньги, мне ответили утвердительно. Видимо, глаз у сотрудников агентства на подлинники договоров с банками уже наметан. Все общение с сотрудником АСВ заняло у меня минут пять. Мне объяснили, что по технологии работы мой вопрос должен быть рассмотрен в пакете с документами других вкладчиков «Стеллы» на одном из ближайших советов директоров АСВ. Поскольку я обратилась за возмещением одной из первых, 28 апреля, то, сообщили мне в АСВ, не исключено, что мой вопрос будет решен в течение ближайших двух-трех недель.

 

На деле все произошло даже быстрее. 31 мая в 10:43 мне на телефон пришла эсэмэска о том, что для получения страхового возмещения я могу обратиться в банк-агент начиная с 1 июня. Я не стала тянуть, 1 июня зашла в то же отделение ПАО «ХМБ «Открытие» рядом с метро «Павелецкая» и получила 657 тыс. 821 рубль 15 копеек.

 

Сказка со счастливым концом

 

Итого, положив 17 марта 2016 года в банк «Стелла» 10 тыс. долларов, я получила на 1 июня в общей сложности 659 тыс. 673 рубля. Тут же в кассе отделения я купила на эту сумму 10 тыс. долларов и положила их на депозит банка «Открытие». Весь эксперимент стоил мне немного потрепанных нервов, полутора месяцев напряженного ожидания и… 10,5 тыс. рублей — так как курс доллара за эти полтора месяца вырос. Спасибо банку «Открытие» за то, что для тех вкладчиков, которые получают возмещение по валютным вкладам и желают снова купить на полученные рубли валюту, установлен льготный курс конвертации — близкий к биржевому. На 1 июня это было 67,04 рубля. Причем этот льготный курс предлагают клиенту даже до того момента, как вкладчик сообщает, оставит он средства в банке или заберет их.

 

Агентство по страхованию вкладов вернуло мне мои средства, по легкомыслию размещенные мною 17 марта 2017 года во вкладе в банке «Стелла». Я отделалась легким испугом: ходить в АСВ мне пришлось только один раз. А ждать возврата денег — всего месяц.

 

Счастливый конец не гарантирован

 

В моем случае сказка закончилась хорошо, потому что менеджеры «Стеллы» оказались относительно честными. Деньги из кредитной организации они, похоже, увели, но следы пребывания в банке моего реального вклада оставили. Не было бы меня в реестре, пришлось бы подавать иск к АСВ в суд.

 

Так что вопрос, как честному человеку в течение «жизни» его вклада в банке понять, вкладчик он на самом деле или уже нет, пока остается без ответа. А все косвенные подтверждения того, что вы действительно вкладчик, как то: звонки из кол-центра или СМС с предложением взять кредит на особых условиях «для вкладчика», вряд ли будут для АСВ юридически обоснованным подтверждением.

 

Есть и еще один вопрос: как быть тем клиентам банка, которые открывают вклады удаленно, в интернет-банке? Ясно только, что им надо сохранять скрины на тот случай, когда лицензию у банка отзовут, а бумажных документов на руках нет.