Ускорение цифровизации экономики позволит России сохранить конкурентоспособность на мировых рынках, а также создать реальную добавленную стоимость в отраслях до 5-7 триллионов рублей в год, говорится в исследовании международной консалтинговой компании The Boston Consulting Group (BCG) "Россия онлайн? Догнать нельзя отстать".
Ускорение цифровизации может принести РФ семь триллионов рублей в год
Fotolia/ Piotr Adamowicz

Для оценки уровня развития цифровизации при проведении исследования использовался индекс BCG e-Intensity, который рассчитывается ежегодно для 85 стран с 2011 года. Так, доля цифровой экономики в ВВП России по итогам 2015 года составила 2,1% (в 1,3 раза больше, чем в 2011 году), в то время как в Великобритании – 8,6%, а в Китае – 5,6%.

 

Как отметил руководитель исследования, партнер BCG Барт Банке, в 2015 году Россия находится на 39 позиции.

Россия в целом занимает неплохое положение среди стран БРИК, но абсолютным лидером группы по относительному росту все же является Китай. Пять лет назад он отставал от России в рейтинге на 8 позиций, а в 2015 году обогнал на 4 и сейчас занимает 35-ую позицию, — сказал он в интервью РИА Новости.

Курс на ускорение

 

Авторы исследования отмечают, что текущие среднегодовые темпы роста цифровизации РФ на уровне 24% недостаточны, и их нужно ускорить. "В противном случае текущее отставание России от стран-лидеров в 5-8 лет будет быстро увеличиваться и на пятилетнем горизонте может достичь 15-20 лет – разрыв, который будет крайне сложно сократить", — подчеркивают они.

Внедрение цифровых технологий во всех отраслях экономики ускоренными темпами – необходимое условие сохранения конкурентоспособности России на мировых рынках. Сделать качественный скачок в развитии инноваций и осуществить полную цифровую трансформацию в экономике Россия может только при наличии слаженного взаимодействия всех участников экономической системы, — отмечают аналитики BCG.

Они подчеркивают, что необходима полноценная цифровая трансформация экономики, которая предусматривает целостный подход к изменениям как на уровне государства, так и отдельных отраслей и компаний.

Такая трансформация (по азиатской модели) позволит увеличить долю цифровой экономики в России до 5,6% ВВП к 2021 году, а также создать масштабные дополнительные межотраслевые эффекты и реальную добавленную стоимость в отраслях – до 5-7 триллионов рублей в год, — говорится в исследовании.

Менее радикальный сценарий умеренного роста (ближневосточная модель) предполагает создание государством благоприятных условий для дальнейшего развития онлайн-рынков и сервисов, а также доведение ключевых онлайн-сервисов в сфере государственных услуг, электронных закупок, онлайн-образования и онлайн-медицины до сервисов и платформ полного цикла. Такой сценарий позволит не допустить большого увеличения разрыва с лидерами, а вклад цифровой экономики в ВВП может достичь 3%.

 

Цифровизация по-русски

 

Со времени публикации первого отчета "Россия Онлайн" в 2011 году, отмечают в BCG, произошел ряд позитивных изменений. Так, онлайн-потребление россиян росло опережающими темпами – в среднем на 27% в год, достигнув отметки в 2 триллиона рублей в 2015 году. Важным достижением является стремительное развитие новых интернет-зависимых сегментов: туризма, игр, медиа, банковских услуг и прочих. Эти сегменты суммарно составляют больше половины объема электронной коммерции.

 

Однако в то же время все еще высокая экспортная составляющая и остановка роста инвестиций привели к тому, что доля цифровой экономики в ВВП России стагнирует с 2014 года.

 

Россия все еще находится на более высоком уровне развития инфраструктуры (45 место), чем остальные страны БРИК, хотя Китай и Бразилия активно сокращают разрыв (с 1,6 до 1,2 раза за пять лет). По вовлеченности в использование онлайн Россия улучшает свои позиции, в том числе благодаря развитию государственных электронных сервисов, а также растущей активности пользователей.

 

Выравнивание доступности инфраструктуры сократило цифровой разрыв между Москвой и регионами с 2,6 до 1,35 раза, однако степень их цифровизации неоднородна, и по ряду показателей все еще сохраняется неравенство – это касается проникновения и использования сервисов госуслуг (разрыв с Москвой в 3-5 раза), а также активности бизнеса в использовании цифровых возможностей (разрыв в 2-3 раза).

 

Существует огромный потенциал в цифровизации бизнеса вне зависимости от региональной специфики.

Я довольно оптимистичен. Конечно, многое будет зависеть от действий других участников рынка. Мы действительно видим возможности для ускоренного развития цифровизации, и, если это произойдет, от этого выиграют все, — сказал Банке.