Долгое время латвийские банки служили площадкой для вывода денег из стран бывшего СССР. Теперь они вынуждены выплачивать рекордные штрафы, а их топ-менеджеры рискуют стать фигурантами уголовных дел.
Прачечная закрывается: почему латвийские банки разлюбили российских клиентов
REUTERS / Arnd Wiegmann

Прибалтийские и особенно латвийские банки последние два десятилетия выполняли роль плацдарма для транзита денежных средств из стран бывшего Советского Союза в ЕС. По данным Комиссии по рынкам финансов и капитала (КРФК), надзорного органа над банковским сектором Латвии, 14 из 19 местных банков работают с нерезидентами, большая часть из которых — клиенты и предприниматели из России и СНГ.

 

У латвийских банков было несколько активных периодов для увеличения российской клиентской базы — первый из них был связан с получением вида на жительство в Латвии за счет инвестиций — размещения депозита в банке (программа стартовала в 2010 году), а второй произошел в период банковского кризиса на Кипре в 2013 году. «После начала проблем в банках Кипра россияне переводили счета в Латвию», — рассказывает Мария Джус, руководитель отдела международного налогового планирования «Инфинити Групп». Остатки успешной работы видны до сих пор. На начало года, по данным КРФК, доля депозитов нерезидентов в банках Латвии составляла 53,4%.

 

Банки подстраивались под россиян, например, вводили сервисы на русском языке. Те отвечали взаимностью и использовали прибалтийские банки для обслуживания офшорных компаний. С Латвией, по расчетам Forbes, связана 2941 офшорная компания из «панамского архива» Mossack Fonseca, с Эстонией – 881 компания, с Литвой – всего 33. Источник Forbes в одном из прибалтийских банков утверждает, что практически каждый местный банк вдобавок к классическим банковским услугам предлагал и нестандартные — например, банки занимались непрофильным бизнесом по продаже офшорных компаний.

 

На плохом счету

 

Но длительный этап теплых отношений латвийских банков и российских клиентов подошел к концу. Несколько российских бизнесменов рассказали Forbes о том, что столкнулись с массовыми отказами в открытии и обслуживании счетов в банках Латвии (письмо с отказом, полученным от банка Citadele, есть у Forbes).

Латвийские банки отказываются или ограничивают себя от работы с компаниями, зарегистрированными в классических офшорных юрисдикциях, — говорит Мария Джус.

По ее словам, банки отказываются от работы с некоторыми клиентами, вводят требования к поддержанию минимального остатка на счетах для компаний из ряда офшорных юрисдикций, появляются ограничения на работу с долларами для офшоров.

Сейчас открывать счета клиентам-нерезидентам в латвийских банках стало сложнее, — подтверждает Александр Захаров, партнер Paragon Advice Group. — Почти невозможно открыть счет удаленно. В Латвии ужесточены требования по проверке бенефициаров. Клиенты из бывшего СССР для латвийских банкиров — теперь это зона риска.

Источник Forbes, знакомый с происходящим в Латвии, говорит, что есть две причины трудностей: во-первых, идет борьба с российскими деньгами любого происхождения, а во-вторых, видны попытки выжать деньги нерезидентов – в том числе офшорные – из банков ЕС.

Ожидания довольно безрадостные. Как раньше подорвали рынок недвижимости в Латвии, увеличив стоимость недвижимости, которую необходимо приобрести для получения вида на жительство, так сейчас подорвут и банковскую систему, — считает источник.

Еще одна трудность для банков — это усложнение администрирования счетов клиентов. Латвия с 1 января этого года ввела правила по автоматическому обмену налоговой информацией (AEOI), которые подразумевают определение резидентства клиента. Согласно AEOI, банки обязаны проводить анализ счетов клиентов и подавать отчеты в Службу государственных доходов Латвии, которая передаст данные в налоговые службы других стран (ЕС, России и др.). С 1 января 2017 года система начнет передавать отчеты по всем счетам от $1 млн или открытым до 2016 года. О введении AEOI латвийские банки активно оповещают своих клиентов с весны, рассылая им соответствующие письма (копия одного из писем есть у Forbes).

 

Источник Forbes говорит, что большинство местных банков поставили своих клиентов перед выбором: либо представить доказательство уплаты налогов в стране, где клиент является налоговым резидентом и заполнять анкеты, в которых необходимо было объяснить происхождение денег — либо закрывать счета.

Причем для нерезидентов даже заполнение анкеты не было гарантией того, что банк будет с этим клиентом работать, — утверждает источник. — Банкиры еще в апреле говорили: «Если вы живете в Латвии, работаете здесь, инвестируете или ваш бизнес связан с местными компаниями, мы оставим вам счета». В итоге никому ничего не оставили, все счета закрыли.

Опрошенные Forbes прибалтийские банкиры утверждают, что не вводили прямого запрета на открытие счетов для россиян. По словам Роберта Иделсона, председателя правления банка M2M Europe, в Латвии нет законодательного запрета на работу с офшорами.

Скорее всего, некоторые банки просто закрутили гайки в части процедур комплайнс: отказы связаны с тем, что банкиры не понимают происхождения денег и сути клиентских операций, — полагает Иделсон.

Представитель банка Citadele сообщил, что банк придерживаются принципа «нулевой толерантности к репутационным рискам», что неизбежно приводит к определенному количеству отказов в работе. В банке утверждают, что число счетов, открытых россиянам, несоизмеримо больше, чем отказов. Об отсутствии селективного подхода к российским клиентам сообщили в банке Rietumu. В КРФК заявили, что статистика пока не позволяет судить о сокращении объема услуг, предоставляемых латвийскими банками нерезидентам, но возросшие требования к клиентам могли привести к росту отказов в открытии счета.

 

Какие варианты теперь есть у российских клиентов латвийских банков? По словам Джус, они могут попробовать изменить юрисдикцию своих офшорных компаний, которая будет удовлетворять требованиям банков, например, на английские и шотландские партнерства или Гонконг. Алексей Голубович, управляющий директор Arbat Capital, полагает, что вследствие всех нынешних ужесточений по всей Европе произойдет перемещение средств рядовых клиентов-бизнесменов в менее зависимые от европейских регуляторов юрисдикции:

Куда уйдут эти деньги? Сегодня многие рекомендуют переводить средства в банки Кипра, Дубая, США, Сингапура и Монако.

Отмывочный рай

 

Почему прибалтийские банкиры стали так осторожны? Сделав ставку на обслуживание нерезидентов, многие из них увеличили доходы от транзакцонного бизнеса, но взамен местная банковская система оказалась втянута в множество скандалов, связанных с сомнительными операциями, — от дела юриста Hermitage Capital Сергея Магницкого до переводов средств между фирмами Сергея Ролдугина, крестного отца дочери Владимира Путина.

 

Прибалтийские банкиры не входили в элиту европейского банковского сектора и нередко были замешаны в сомнительных схемах.

В Латвии довольно много кредитных учреждений для такой небольшой экономики — очевидно, что часть их банковского сектора связана с обслуживанием нерезидентов в качестве «транзитных» банков, — говорит Антон Ганс, партнер управляющей компании Zenith Capital Management (расположена в Эстонии).

По его словам, некоторые западные банки отказываются работать с банкирами из Риги.

У наших клиентов было несколько инцидентов с латышскими банками — западные банки отказывались переводить деньги на счета или принимать документы от них, — рассказывает Ганс.

О специфичных клиентах прибалтийских банков говорит и Александр Захаров. По его словам, в латвийских банках открывали счета те, кому их не открывали даже на Кипре.

 

Латвийский регулятор (КРФК) до определенного момента потворствовал росту любого банковского бизнеса и серьезно не наказывал банки за отмывочные схемы.

 

Так, например, в операциях по делу Магницкого замешаны шесть латвийских банков: через их счета прошли $63 млн из $230 млн, похищенных из российского бюджета в 2007 году. Один из банков (его наименование не раскрывалось) был оштрафован всего лишь на €140 000. Латвийский телеканал TV3 сообщал, что средства шли через Baltic international Bank (BIB), Trasta kommercbanka, Rietumu Banka, Aizkraukles Banka (ныне — ABLV Bank), Baltic Trust Bank (стал частью местного GE Money Bank) и Privatbank.

 

Неприятным открытием для прибалтийской банковской системы в прошлом году стало то, что местные банки оказались замешаны в «молдавской схеме». После чего в Латвию посыпались запросы от правоохранительных органов других государств. Так, в 2014 году из трех молдавских банков был выведен $1 млрд. Нанятое молдавским правительством детективное агентство Kroll выяснило: деньги выводили на счета офшорных фирм, открытых в латвийских банках Aizkraukles banka, Latvijas Pasta banka и Privatbank. Еще один местный банк Trasta kommercbanka оказался участником схемы, с помощью которой за четыре года из России было выведено до $46 млрд. В прошлом году по подозрению в организации этой схемы в Москве правохранительными органами был задержан теневой банкир Александр Григорьев. Тот же Trasta Kommercbanka оказался связан с выводом $535 млн из украинского Дельта Банка Николая Лагуна.

 

Большая чистка

 

На фоне вступления Латвии в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в октябре 2015 года эксперты организации опубликовали отчет, в котором раскритиковали систему банковского надзора в стране. Затем на ту же проблему латышам указали в США.

Несмотря на то, что страна маленькая, через вашу финансовую систему проходит 1% всех долларовых операций в мире. Это сотни и сотни миллионов. Вы должны быть в состоянии контролировать этот поток, — заявил замминистра финансов США по борьбе с финасированием терроризма Дэниел Глассер (его цитату приводит издание Re:Baltica).

Риски запрета на долларовые операции и являются основным мотиватором для перемен в банках Прибалтики, говорит Александр Захаров.

 

Угроза далеко не фантомна. В 2005 году Комиссия по ценным бумагам США (SEC) обвинила в отмывании денег два латвийских банка.

 

Минфин США рекомендовал американским банкам закрыть для  VEF и Multibanka корсчета в долларах и наложил санкции. VEF в результате лишился лицензии, Multibanka был в 2006 году куплен СМП Банком, принадлежащим Борису и Аркадию Ротебергам, но санкции удалось снять лишь после закрытия 5000 сомнительных счетов.

 

Первой жертвой стал PrivateBank, принадлежащий украинскому бизнесмену Игорю Коломойскому и замешанный в «молдавской схеме». В декабре КРФК сменило руководство банка и оштрафовало его за недостаточно тщательную проверку клиентских операций на €2 млн – рекордный штраф для латвийской банковской системы.

 

Затем начались перестановки в самой КРФК. В конце января сейм Латвии отправил в отставку главу КРФК Кристапа Закулиса, которого обвиняли в недостаточно жестком подходе к латвийским банкам. Его место занял Петерс Путининьш. Уже в феврале Путининьш объявил о том, что аудит банковской системы Латвии проведут три американские компании (их наименование и статус не раскрывался).

Речь шла о том, что необходимо пригласить американских консультантов, чтобы те поделились лучшей мировой практикой, опытом в системе контроля, помогли улучшить в Латвии то, что еще недостаточно хорошо и за что нас упрекают, — говорит Александр Гафин, член совета директоров Rietumu.

По его словам, консультанты работают в Риге, а выбор американцев связан с тем, что большинство операций в банках проводится в долларах и в этой валюте заключается огромное число сырьевых контрактов. Источник Forbes в латвийском банке говорит, что в местных банках идут проверки серверов и переписки клиентских служб:

Все делает латвийская полиция, которой помогают американские специалисты.

Полиция Латвии на запрос Forbes об участии в подобных проверках не ответила.

 

Зачистка прибалтийской банковской системы продолжилась. Самую жесткую меру проявил Европейский ЦБ — в марте этого года он отозвал лицензию у Trasta kommercbanka (его совладельцами были Игорь Буймистер и Иван Фурсин). Местный регулятор пока ограничивается лишь штрафами. На €3 млн был оштрафован Aizkraukles banka (второй по активам банк Латвии), еще на €1,1 млн был наказан BIB бывшего партнера Бориса Березовского Валерия Белоконя (этот банк был крупейшим кредитором Березовского). В BIB отмечают, что незаконные сделки в банке выявлены не были, а штраф наложили за недостаточную проверку клиентов. А в мае BIB уже сам обратился к правоохранительным органам Латвии. Банк считает, что «некие иностранные лица» пытались провести через банк незаконные сделки, чтобы подорвать его репутацию. Тогда же в BIB прошли обыски и была задержана директор по развитию рынков Восточной Европы Евгения Литовченко, которая отвечала в кредитном учреждении за взаимодействие с украинским представительством. Через несколько дней ее выпустили без предъявления обвинений.

 

Примерно в то же время появилась информация о том, что во Франции были выдвинуты обвинения в отмывании денег в адрес банка Rietumu и его президента Александра Панкова. Позднее сам Панков в интервью рассказал, что речь идет о деле, открытом пять лет назад в отношении французских граждан и компании France Offshore. К расследованию был привлечен и сам Rietumu, с которым работала France Offshore: французские следователи потребовали от банка внести залоговое обеспечение в размере €20 млн. Поскольку это требование противоречило законам Латвии, то банк отказался. В ответ французские следователи выдвинули обвинения в адрес банка.

Во Франции сейчас ведется дело, связанное с налоговыми вопросами, против одного нашего бывшего бизнес-интродюсера (менеджера по привлечению клиентов — Forbes), —рассказал Forbes Александр Гафин. – На сегодняшний день до суда оно не доведено. Rietumu всегда следовал букве закона.