Министр экономического развития Алексей Улюкаев о том, что даже высокие цены на нефть не возродят рост ВВП на 5–7%.
Что делать? Версия Минэкономразвития
Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Российская экономика находится в состоянии стагнации. Спад в основном завершился, экономический цикл проходит нижнюю точку. По предварительной оценке, за первые четыре месяца текущего года снижение ВВП составило 1,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в промышленности снижение равнялось 0,1%, а в сельском хозяйстве зафиксирован рост на 2,8%. При сохранении динамики уже в III квартале ВВП может выйти в положительную область на базе сравнения год к году. Появляются первые признаки восстановления экономического роста (рост ипотеки, восстановление спроса на риск, прежде всего в облигационном финансировании, рост отгрузки на железной дороге и т. п.), которое продолжится в среднесрочном периоде.

 

 

Однако наши расчеты показывают, что даже в условиях высоких цен на нефть возвращение на прежнюю траекторию роста на 5–7% в год практически невозможно.

 

Рост ВВП в среднем на 7% в год в 2000–2008 гг. был восстановительным, опирался на низкую стоимость рабочей силы и иных факторов производства и в целом российских активов, дозагрузку не полностью задействованных производственных мощностей при значительном влиянии благоприятной конъюнктуры мировых товарных и капитальных рынков. Этот рост распадался на такие факторы, как увеличение основного капитала (2,2%), рост численности занятых (0,3%), расширение экспорта (1,5%) и рост совокупной производительности факторов (1,4%). Фактический рост ВВП на 1,6% превышал потенциальный уровень (5,4%) прежде всего из-за быстрого роста нефтяных цен.

 

Повторить этот подвиг сейчас невозможно в силу исчерпанности ряда факторов – как внутренних, так и внешних. Это связано с глубокими структурными изменениями мировой экономики, переходящей в состояние «новой нормальности». Это состояние характеризуется выравниванием темпов роста в странах с развивающимися и развитыми экономиками, отсутствием новых стран-лидеров, способных на длительном периоде демонстрировать высокие темпы роста, бурным развитием технологий, приводящим к замедлению спроса на сырьевые ресурсы, и снижением значимости этих ресурсов как фактора роста и инвестиционной привлекательности.

 

 

«Новая нормальность» – следствие мощного подъема развивающихся стран в предыдущие два десятилетия и относительного выравнивания фундаментальных экономических характеристик этих стран с развитыми. Если в 2000–2010 гг. разница средних темпов роста ВВП развитых и развивающихся стран составляла 4,4%, в 2014–2015 гг. – 3,4%, то в 2016–2017 гг., по прогнозу МВФ, она снизится до 2,5%. Инвестиционная привлекательность развивающихся стран, основанная на дешевизне ресурсов, утрачивается по мере приближения их подушевого ВВП к зоне средних доходов. На первый план выходят экономическая политика, развитие человеческого капитала, качество институтов. И только те развивающиеся экономики, которые по этим параметрам смогут приблизиться к развитым, сохранят высокие темпы роста.

 

Помимо структурной перестройки мировой экономики имеются и внутренние причины, ограничивающие наш рост. В результате демографических волн в ближайшее время мы будем терять по 200 000–300 000 экономически активного населения каждый год, эта тенденция переломится только во второй половине следующего десятилетия. Кроме того, ограничения связаны с глубокой недоинвестированностью инфраструктуры, снижением совокупной производительности факторов производства.

Читать далее