Глава аппарата Счетной палаты Юрий Воронин об опасности пенсионной реформы.
«У нас пенсия — синоним нищеты»
Денис Русинов / ТАСС

В правительстве России уже достаточно долго и активно обсуждают вопрос повышения пенсионного возраста. Многие эксперты утверждают, что без данной меры пенсионная система не будет сбалансирована и государству придется тратить все больше и больше денег на покрытие дефицита ПФР. Бывший замминистра здравоохранения, руководитель аппарата Счетной палаты Юрий Воронин объяснил «Ленте.ру», почему сегодня повышать пенсионный возраст в России нельзя.

 

О советских истоках российской пенсионной системы

 

«Лента.ру»: Юрий Викторович, вы неоднократно выступали против повышения пенсионного возраста. А что в этом плохого? Многие люди хотят поработать подольше и не спешат на пенсию.

 

Юрий Воронин: Нужно сделать важное уточнение. Я не являюсь противником повышения пенсионного возраста в принципе, но я против необоснованного повышения пенсионного возраста. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Пенсионный возраст должен соответствовать фактической потере трудоспособности человека в связи со старением организма.

 

Возможно, сейчас он этому и не соответствует, но данное предположение надо подтвердить соответствующими комплексными исследованиями. Что касается звучащих в последнее время предложений по повышению пенсионного возраста, то они просто взяты с потолка и ничем не подкреплены. Надо выяснить, каким является возраст утраты трудоспособности для большинства россиян сейчас, в XXI веке.

 

Как же это выяснить?

 

На основании комплексных исследований специалистов по геронтологии, специалистов по врачебно-трудовой и медицинско-социальной экспертизе. Кстати, работа этих специалистов постоянно ведется при назначении пенсии инвалидам. Точно такую же работу они могут провести в рамках целевого исследования. А когда результаты исследования будут получены, желательно, чтобы независимые актуарии (специалисты по страховой математике — прим. «Ленты.ру») рассчитали оптимальный период получения пенсии.

 

Я напомню, что все трудовые пенсии — по старости, инвалидности, потере кормильца — формируются в системе обязательного пенсионного страхования. А чтобы люди участвовали в этой системе, а не скрывали свои истинные доходы, нужно сделать так, чтобы им эта страховка была интересна. Если человек не будет доживать до пенсии или сможет пользоваться ею всего год, работодателю будет гораздо легче склонить его к теневым трудовым отношениям.

 

А откуда взялся нынешний пенсионный возраст?

 

Когда готовили всеобщий закон о государственных пенсиях в 1956 году — а затем в 1964 году был принят закон о пенсиях колхозникам, когда все жители страны были охвачены централизованными пенсиями, — такие расчеты проводились. Были задействованы Институт труда, Институт профпатологии, Институт экспертизы трудоспособности — на основании их исследований и был определен тот пенсионный возраст, который действует сейчас.

 

Давайте проведем новые исследования, объективно определим, в каком возрасте большинство населения теряет трудоспособность, и скажем об этом людям. Причем желательно, чтобы это сказали независимые ученые, а не чиновники. И тогда на основании этих исследований примем решение.

 

Обычно сторонники повышения пенсионного возраста приводят аргументы из финансово-экономической области. Например, о сокращении или даже ликвидации дефицита пенсионной системы?

 

Если такой подход довести до абсурда, то можно установить пенсионный возраст в размере 100 лет. И тогда у нас не будет ни одного пенсионера, а в Пенсионном фонде не то что дефицита, там профицит будет. Только это вряд ли устроит население.

 

Финансовый подход никогда и ни в одной стране мира не кладется в основу параметров пенсионного возраста. Пенсионный возраст должен быть объективным, он должен реально отражать тот момент, когда человек теряет способность к труду. Это же страховой случай! Он должен быть реальным. Например, человек становится инвалидом — его обследовали и назначили пенсию. Никто же не предлагает не платить ему пенсию, поскольку это экономически невыгодно. То же самое и с возрастом.

 

В 20-30-е годы прошлого века всех стариков заставляли проходить врачебно-трудовую комиссию. Эксперты в каждом конкретном случае определяли, достаточно ли человек старый, чтобы назначить ему пенсию. Это определялось исходя из индивидуальных особенностей организма. Но потом посчитали, что слишком дорого и организационно сложно прогонять все население через экспертизу.

 

И возникла совершенно здравая идея, которая и на Западе применяется: презумпция утраты трудоспособности в определенном возрасте. Тогда определили этот возраст для мужчин — 60, для женщин — 55 лет. Давайте определим новый пенсионный возраст, актуальный для нашего времени, но только научно.

Читать далее