"Ъ" стали известны детали стратегии Внешэкономбанка, подготовленной новой командой во главе с Сергеем Горьковым.
Завершается работа над новой стратегией ВЭБа
PhotoXpress

Проблему с ликвидностью в 2016 году предлагается решать в основном за счет распродажи активов, которая может принести до 180 млрд руб. Новая бизнес-модель включает также расчистку баланса от дочерних структур — в частности, немедленный вывод Фонда развития Дальнего Востока и Корпорации развития Северного Кавказа, а вот Российский экспортный центр (РЭЦ) госкорпорация намерена сохранить. Окончательный вариант документа будет готов к концу июня.

 

"Ъ" ознакомился с основными положениями проекта стратегии Внешэкономбанка (ВЭБ). Датированный маем документ сейчас обсуждается в правительстве и профильных ведомствах, рассказал источник, близкий к ВЭБу, и подтвердил собеседник в одном из профильных ведомств. Готовность проекта один из них оценил как высокую. В пресс-службе госкорпорации уточнили, что разработка стратегии находится в завершающей стадии и до конца июня она может быть вынесена на рассмотрение наблюдательного совета. Обсуждать параметры стратегии в ВЭБе отказались.

 

Проблема с ликвидностью в 2016 году, как считают в ВЭБе, решаема за счет реализации активов и привлечения клиентских средств. Распродажа может принести до 180 млрд руб., в том числе за счет акций и ADR "Газпрома" (132 млрд руб.), акций ММВБ (18 млрд руб.) и возврата по проблемным активам (20 млрд руб.). С учетом обещанных ВЭБу на докапитализацию 150 млрд руб. из бюджета (половина, по данным "Ъ", уже получена) и выплат по текущему портфелю еще на 110 млрд руб. приток средств в этом году может составить 440 млрд руб. Но этого недостаточно для выплат по обязательствам госкорпорации, которые оцениваются в 560 млрд руб. Возможный разрыв в 120 млрд руб. ВЭБ в состоянии покрыть сам — в том числе за счет привлечения клиентских средств.

 

Новая бизнес-модель ВЭБа предполагает расчистку его баланса от "избыточных" дочерних структур. Так, для "немедленного вывода из группы" предлагается рассмотреть РФПИ, МСП-банк, Фонд развития Дальнего Востока и Корпорацию развития Северного Кавказа. Затем ВЭБ планирует расстаться со всеми дочерними банками — "Глобэксом", "Связью", Проминвестбанком (Украина), БелВЭБом (Белоруссия) и "ВЭБ-Азией" (Гонконг), а также с "ВЭБ-Инновациями". "ВЭБ-Лизинг" останется, но подвергнется реструктуризации с "возможностью оптимизации юридической структуры". В качестве дочерних должны сохраниться Федеральный центр проектного финансирования, "ВЭБ-Капитал", Фонд развития моногородов, "ВЭБ-Инжиниринг" и РЭЦ, включая ЭКСАР и Росэксимбанк. До сих пор было известно о планах ВЭБа избавиться только от МСП-банка и РФПИ. Первый уже передан Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства, которую возглавляет Александр Браверман. Законопроект о выделении УК РФПИ в АО со стопроцентным госучастием внесен группой депутатов в конце марта, а 2 июня президент Владимир Путин его подписал. Но есть и нестыковки — в середине мая стало известно о подготовке законопроекта "О поддержке экспорта в РФ", предполагающего выделение РЭЦ (см. "Ъ" от 17 мая), который сам ВЭБ, судя по проекту стратегии, рассчитывает сохранить.

 

В текущей структуре баланса ВЭБа "хорошие" активы составляют 2,9 трлн руб., кредиты еще на 1,5 трлн руб. авторы документа квалифицируют как "непризнанный убыток", по которому госкорпорации требуется покрытие. Очевидно, речь идет о так называемых специальных проектах (главным образом, это расходы на Олимпиаду-2014). Предполагалось, что они будут переданы в специальную НКО под управлением ВЭБа, но, согласно проекту стратегии, эта структура предназначена только для новых спецпроектов (их планируемый ежегодный объем — 20-50 млрд руб.), а риски по уже существующим на 700 млн руб. нужно покрыть за счет госгарантий. Еще одна текущая проблема — рефинансирование долга на 1,5 трлн руб., в том числе 400 млрд руб. по "ВЭБ-Лизингу". В 2017 году на эти цели ВЭБу потребуется 440 млрд руб., а в 2018 году — 465 млрд руб. На это государство должно выделить субсидию 1,1 трлн руб. до 2025 года.

 

Перечисленных мер поддержки, по мнению авторов документа, будет достаточно для решения проблем "старого" ВЭБа. Что же касается "нового" института развития (так называемый ВЭБ 2.0), то есть два сценария его развития — базовый и расширенный.

 

Первый не предполагает докапитализации банка в ближайшие два года (только 150 млрд руб. в 2019-2021 годах), но при этом ВЭБ рассчитывает на привлечение средств ФНБ (60 млрд руб. в 2017 году, 80 млрд руб. в 2018 году и 130 млрд руб. в 2019-2021 годах) и дополнительное размещение долговых бумаг на открытом рынке (на 80 млрд руб. в 2017 году, на 120 млрд руб. в 2018 году и на 180 млрд руб. ежегодно в 2019-2021 годах). Это позволит к 2021 году нарастить кредитный портфель до 650 млрд руб. По второму сценарию ВЭБу нужна докапитализация в 2017 году на 45 млрд руб., в 2018 году — на 55 млрд руб. и на 250 млрд руб. в 2019-2021 годах, похожие объемы привлечения средств из ФНБ и за счет рыночного размещения. Прогнозируемый объем нового портфеля — 1,25 трлн руб. к 2021 году. При этом, по оценкам руководства ВЭБа, эффект от реструктуризации бизнеса по первому сценарию даст прирост ВВП на 0,6%, а по второму — 0,9%.

 

Приоритеты "нового" ВЭБа выглядят следующим образом: стимулирование инвестиций в высокие переделы промышленности, в том числе энергетическое машиностроение, авиа- и судостроение, военно-промышленный комплекс, космическую отрасль (ежегодно на 210-235 млрд руб.) и инфраструктурные проекты (290-330 млрд руб.), а также поддержка экспорта (80-90 млрд руб.). Таким образом, ежегодную потребность ВЭБа в финансировании новая команда оценивает в 580-655 млрд руб. При этом ставка будет сделана на поддержку проектов на ранней стадии, мезонинное и структурированное финансирование. Предполагается, что поддерживать эти проекты ВЭБ будет на условиях софинансирования с долей участия не более 30%. В 2017 году на поддержку экономики РФ ВЭБ готов выделить 80 млрд руб. с учетом общего объема инвестиций в размере около 260 млрд руб.

Оценка объема существующих проблемных кредитов банка выглядит реалистичной, а выбор гарантии в качестве инструмента компенсации обесценения логичным: это не требует немедленных денежных расходов со стороны государства, но позволяет оптимизировать резервы под обесценение и, соответственно, снизить давление на капитал,— отмечает руководитель группы банковских рейтингов АКРА Кирилл Лукашук.

Успешность же формирования нового, более качественного портфеля проектов, добавляет он, будет напрямую зависеть от внедряемых сейчас стандартов риск-менеджмента и следования им при принятии решений о финансировании.

 

Елена Киселева, Денис Скоробогатько, Олег Сапожков