И теряет продовольственный характер.
Инфляция обретает столичную прописку
Александр Миридонов / Коммерсантъ

Рост индекса потребительских цен в мае составил 0,4% — это соответствует стабилизации инфляции после ее снижения весной 2016 года, причем Минэкономики допускает и некоторый рост индекса в июне год к году. У динамики инфляции в мае есть три измерения. Первое — политическое: вероятность снижения ставки ЦБ в июне снижается. Второе — потребительское: в мае стал очевиден непродовольственный характер инфляции 2016 года. Третье — инфляция выше в Москве и Санкт-Петербурге.

 

Индекс потребительских цен (ИПЦ), сообщил вчера Росстат, в мае 2016 года вырос на 0,4%, с начала года инфляция достигла 2,9%. Сопоставление майской инфляции 2014-2015 годов с текущей малоинформативно: с начала 2015 года, например, она выросла на 8,3% — как из-за эффекта переноса курса на цены, так и из-за дестабилизирующей потребительские рынки новой волны контрсанкций — турецких. В измерении год к году майская инфляция составила 7,3%, то есть не изменилась по отношению к апрельской. Минэкономики в оперативном комментарии предположило уровень июньской инфляции в те же 0,4%, что в годовом измерении будет соответствовать приросту инфляции год к году до 7,6%.

 

Факторы, останавливающие наблюдавшееся весной 2016 года снижение годового прироста инфляции, неочевидны. Главный вопрос, который ставит майская сводка Росстата: будут ли оперативные данные июня по инфляции такими же настораживающими, поскольку это может склонить ЦБ к сохранению ключевой ставки на уровне 11% годовых. Минэкономики уже заявило, что майские данные позволяют ЦБ все же снизить ставку: тем более что есть основания ожидать нулевого уровня инфляции в августе 2016 года.

 

Основания для ожиданий действительно есть. Как показывают данные Росстата, базовая инфляция в мае уже незначительно превышает ИПЦ (7,5% год к году против 7,3%). Мало того, едва ли не впервые в новейшей истории пала "плодоовощная инфляция": в силу сочетания факторов майские цены на овощи в РФ по отношению к маю 2015 года не изменились, а за январь-май 2016-го к тому же периоду 2015-го снизились на 1,5% (год назад выросли на 35%). Мясо дешевеет с начала года, цены на большую часть продовольствия растут медленнее ИПЦ.

 

Компенсируется происходящее довольно резким ростом цен на услуги (в основном на нерегулируемые) и на непродовольственные товары. В случае с услугами, как показывают временные ряды Росстата, речь идет скорее о "догоняющем" росте — с начала года цены на них останавливались. Инфляция непродовольственных цен — более сложная история. Цены на одежду и обувь растут год к году темпами на 9,7%, пассажирский транспорт — на 9,8%, ткани — на 10,9%, электротовары — на 10,5%. Даже на падающем рынке стройматериалов рост цен составляет 5,7% в год. Судя по всему, речь идет и о некотором восстановлении спроса на непродовольственные товары, и об исчерпании "додевальвационных" запасов импортных товаров и компонентов в торговле и промышленности. Возможно, рост цен на новые партии импорта разгоняют непродовольственные цены. Отчасти подтверждением может служить столичный характер инфляции: при общероссийском росте цен на 2,9% с начала года цены в Москве выросли на 3,5%, в Санкт-Петербурге — на 3,2%.

 

Дмитрий Бутрин