В ИЭП им. Егора Гайдара не видят возможности для искомого Минэкономики и администрацией президента инвестиционного рывка, призванного обеспечить рост ВВП не ниже 4% в обозримом будущем.
ИЭП подвел базу под паузу в росте российской экономики
Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Выводы, основанные на оценках ИЭП, положены в основу тезисов главы Центра стратегических разработок Алексея Кудрина и лишний раз подтверждают: наиболее вероятным среднесрочным сценарием для экономики России остается рост, с трудом отличимый от стагнации.

 

Очередной оперативный экономический мониторинг ИЭП им. Егора Гайдара, РАНХиГС и ВАВТ исследует компоненты, из которых состоит рост ВВП в прогнозе Минэкономики до 2019 года. Выводы этого исследования стали одним из обоснований позиции главы Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, который возглавил группу Экономического совета при президенте, призванную обеспечить долгосрочный устойчивый экономический рост. На основе расчетов ИЭП господин Кудрин заключал: выход на желаемые темпы роста ВВП к 2019 году (более 4%) не могут обеспечить ни внешняя, ни внутренняя конъюнктура — необходимы структурные реформы и привлечение в экономику 4,5 млн работников и 40 трлн руб. дополнительных капвложений, что в ближайшем будущем нереализуемо и превосходит самые смелые оценки Минэкономики.

 

Метод, которым пользовались в ИЭП в своих расчетах, основан на разложении факторов экономического роста и оценки их вклада в этот рост. Он применяется в странах ОЭСР, но "адаптирован к условиям высокой внешнеторговой зависимости российской экономики". Аналитики выделяют три вида факторов: структурные (фундаментальные — динамика производительности труда, капитала, технологий и человеческого капитала), внешнеторговые и конъюнктурные (деловые циклы и случайные шоки).

 

Фундаментальный рост ВВП РФ замедляется с 2005 года и обусловлен снижением численности экономически активного населения, инвестиций в основные фонды и снижением общей производительности. Конъюнктурный фактор перестал вносить положительный вклад в ВВП еще в 2010 году, а с 2011 года его вклад в рост экономики стал отрицательным, достигнув минус 4,6% в 2015 году. Последнее объясняется комбинацией негативных последствий санкций и контрсанкций, ростом неопределенности и рисков в экономике из-за волатильности рубля, скачками цен и снижением доступности заемного капитала, поясняют авторы исследования.

 

 

Анализ сценарных условий и данных прогнозов Минэкономики на 2016-2019 годы и позволил экспертам предположить, что за достижение 4% роста ВВП отвечает лишь конъюнктура, вклад которой в целевом сценарии роста ВВП на 4,5% в 2019 году составляет 4,8% (см. график). Средние цены на нефть в прогнозном периоде заметно меньше многолетних показателей ($80-85 за баррель), что объясняет отрицательный вклад внешней торговли, а структурный рост продолжает замедляться из-за снижения производительности. "Такой рост конъюнктурной составляющей может быть результатом либо резкого ускорения роста циклического ВВП после "ухода в прошлое" негативного шока, наблюдавшегося в 2015 году, либо, при предположении о сохранении экономики в нижней фазе делового цикла, заметного положительного шока, природа которого неочевидна",— заключают экономисты ИЭП. Иными словами, предпосылок для роста циклической компоненты — резкого улучшения деловой и инвестиционной среды — они не видят. Для обеспечения же искомого структурного роста и необходимы 40 трлн руб. инвестиций и 4,5 млн дополнительных рабочих рук. Обязательным дополнением к таким вложениям и являются структурные реформы, о которых говорил Алексей Кудрин — и окончательную конфигурацию которых обещал представить не раньше чем через два года.

 

Алексей Шаповалов