Минэкономики готово в перспективе снизить дивидендную нагрузку на госкомпании до 25% от чистой прибыли за год.
Минэкономики готово обсуждать снижение выплат до 25% от прибыли
Евгений Павленко / Коммерсантъ

Минэкономики готово в перспективе снизить дивидендную нагрузку на госкомпании до 25% от чистой прибыли за год. В этом году правительство повысило требование до 50% от прибыли, но столкнулось с недовольством компаний ТЭКа, лоббировавших понижение выплат из-за необходимости инвестиций или высокой долговой нагрузки. Но сторонником закрепления выплат на уровне 50% остается Минфин, сталкивающийся с хроническим дефицитом федерального бюджета.

 

В перспективе должен сохраниться принцип о начислении госкомпаниями дивидендов в 25% от чистой прибыли, заявил в пятницу замглавы Минэкономики Николай Подгузов. По его словам, правительство будет обсуждать этот норматив. "Возможно, вернется 25% от прибыли, возможно, останется 50%",— добавил чиновник, отметив, что в этом году решение поднять планку выплаты до 50% "продиктовано необходимостью повышения доходной базы бюджета".

 

В этом году в правительстве долго спорили о повышении годовых дивидендов для госкомпаний до 50% от наибольшего показателя чистой прибыли (по РСБУ и МСФО), распоряжение об этом вышло лишь 19 апреля (подробнее см. "Ъ" от 20 апреля). Это требование вызвало противодействие ряда крупных компаний, в первую очередь нефтегазовых, которые до этого собирались выплатить меньшую долю от прибыли и рассчитывали использовать остаток средств на инвестиции или погашение долга. В итоге рекомендация правительства, допускавшая отклонения от общего принципа, была исполнена частично. Так, указание Белого дома не учитывало ситуацию, когда госкомпания имела убыток по РСБУ и по закону не могла начислять дивиденды ("Россети"), или ситуацию, когда 50% от большего показателя чистой прибыли по МСФО, которые требовало правительство, превышали прибыль по РСБУ. Например, "Транснефть" направит на дивиденды всю прибыль по РСБУ за 2015 год — 12,8 млрд руб., но это лишь 9% от чистой прибыли по МСФО, а "Роснефть" добилась от Белого дома согласия на снижение дивидендов до 35% от прибыли по МСФО (124,5 млрд руб.).

 

В правительстве пока явно нет единого мнения о том, сколько в принципе надо брать с госкомпаний (как донор бюджета особенно важны нефтяники, "Газпром" и "Транснефть"). Министр финансов Антон Силуанов говорил в мае, что требование о дивидендах не менее 50% от чистой прибыли должно быть обязательным для всех госкомпаний и действовать как минимум до 2019 года. Впрочем, пока трудно ожидать, что потребности государства в деньгах значительно упадут.

 

По данным Минфина, по итогам первых четырех месяцев федеральный бюджет РФ исполнен с внушительным дефицитом в 4,7% ВВП (1,23 трлн руб.), что в полтора раза больше запланированных на конец года 3% ВВП. Пока, по признанию господина Силуанова, в лучшем случае может получиться 3,3% — если нефть вновь не упадет в цене и в среднем по году будет стоить $40 за баррель. Конструкция следующего — уже трехлетнего — бюджета пока не определена. По словам главы Минфина, основные параметры бюджетной политики на 2017 год будут понятны к концу июня. Ранее он признавал, что разрабатывать проект бюджета-2017 будет гораздо сложнее, Минфин не отказывается от задачи сокращения дефицита бюджета на 1 процентный пункт ежегодно. Расходы, несмотря на все усилия министерства, "сжатию" поддаются мало, а это означает, что потребность в новых источниках доходов сохранится.

 

Для госкомпаний это может означать, что в начале следующего года им предстоит новый раунд дискуссий с правительством о выплатах. Требование по выплате дивидендов в 50% от прибыли из компаний нефтегазового сектора в большей степени затрагивает "Роснефть", которой необходимы инвестиции для поддержания добычи, развития Ванкорского кластера, Юрубчено-Тохомского месторождения и шельфа, считает Карен Дашьян из Advance Capital. Кроме того, у компании остается большой долговой портфель, говорит эксперт. "Газпрому" также надо осваивать шельф и инвестировать в "Силу Сибири" и Nord Stream 2, но проекты на начальной стадии и не требуют постоянных затрат, считает он. По оценке господина Дашьяна, у "Транснефти" и "Башнефти" нет "мегапроектов" и большой инвестпрограммы, поэтому дополнительные отчисления не окажут на них существенного влияния. "Башнефти" нужно инвестировать в месторождения Требса и Титова, но за счет рублевых кредитов она застраховала себя от валютных рисков (отношение долга к EBITDA — меньше 1) и сгенерировала большой денежный поток.

 

Владимир Дзагуто, Вадим Вислогузов, Дмитрий Козлов