Почему Швейцарию не заинтересовал «безусловный основной доход».
Лучше социализм для бедных, чем рыночный коммунизм
Ruben Sprich / Reuters

Согласно предварительным итогам референдума, за введение «безусловного основного дохода» проголосовали только 18,2% граждан Швейцарии, против — 81,8%. Отказавшись вводить в конституцию Швейцарии новую статью 110(а), гарантирующую всем гражданам минимальный доход вне зависимости от их занятий, население страны продемонстрировало ту же логику, что показывало на референдумах прошлых лет. Конфедерация сочувственно относится к идеям на стыке либерализма и социал-демократии, уверенно отвергая любые маргинальные идеи — от массированной скупки золота для укрепления франка до роста налогообложения иностранцев-миллионеров, живущих в Швейцарии. Уникальные возможности «прямой демократии» научили швейцарцев осторожности при работе с любыми блестящими идеями.

 

Вопрос о «безусловном основном доходе» был не самым «раскрученным» на референдуме 5 июня, гораздо более важным в тройке «народных инициатив» был вопрос о декоммерциализации основных видов услуг для публичных сервисов — почты, железных дорог, государственной телекоммуникационной компании Swisscom. Тем не менее, уверенный отказ большинства населения Швейцарии от одной из самых ярких популистских идей последних лет по крайней мере в России смотрится удивительно. Население, по своей воле отказывающееся от выплат всем желающим в 2500 франков в месяц (и 625 франков на каждого ребенка), для большей части жителей России выглядит оплотом капиталистической идеологии. Между тем, прагматизм граждан Швейцарии в этом вопросе совершенно не отменяет того, что социалистические и консервативные ценности (в довольно стандартном для ЕС сочетании) страна в основном разделяет — но крайне осторожна во всем, что касается любых радикальных предложений.

 

Напомним, «безусловный основной доход» является так называемой «народной инициативой». Для того, чтобы вынести такой вопрос на референдум, необходимо создать инициативную группу граждан и затем собрать более 100 тыс. голосов за проведение референдума с таким вопросом (при этом учитываются и голоса тех, кто высказывается против референдума, их не должно быть больше). Это произошло в ноябре 2013 года. При этом и парламент, и федеральный совет Швейцарии рекомендовали гражданам на будущем референдуме отклонить идею и не выступали с «контрпредложением» - правительство страны может выставить на голосование также и свой способ решения заявленной проблемы. Уже тогда было понятно, что инициатива проблемна: по любым предложениям, которые имеют шанс пройти голосование, но не нравятся правительству страны, «контрпредложение» выставляется всегда. Так, третью «народную инициативу», по перераспределению 1,5 млрд франков в год налогов на топливо в пользу дорожного строительства в стране, правительство Швейцарии относится отрицательно — но предлагает в рамках «контрпредложения» создать дорожный спецфонд NAF, наполняемый из других источников.

 

На референдуме 28 февраля 2016 года конфедерация уже провалила одну из радикальных инициатив «слева» — требование законодательного ограничения «спекуляций едой», запрета торговли фьючерсами на продукты питания. Федеральному правительству достаточно легко удалось убедить население, что идея о «фьючерсном пузыре» на рынке продовольствия (она аналогична популярным российским дискуссиям о «фьючерсном пузыре» на рынке нефти) является в полной мере конспирологической теорией, тогда как ущерб от перевода штаб-квартиры, например, Nestle из Швейцарии будет совершенно неиллюзорным. Примерно по той же причине 18 мая 2014 года на референдуме была отвергнута инициатива по введению в стране, сейчас не имеющей общего минимального размера труда, самого высокого в мире МРОТ (22 франка в час) — технически это исполнимо, но оценивать соответствующий рост безработицы швейцарское население умеет отлично.

 

Многие инициативы отвергаются именно на основании их радикализма — несмотря на то, что идеи, лежащие в их основе, население Швейцарии вполне поддерживает. Так, 30 ноября 2014 года была отвергнута «народная инициатива» по увеличению доли золота в резервах швейцарского нацбанка до 20% и репатриировать из хранилищ Великобритании и Канады швейцарские золотые активы. При этом золотое обеспечение франка — вполне поддерживаемая идея, и сбор подписей за референдум «Полные деньги» (за отказ от банковской системы с частичным резервированием) идет достаточно активно. Впрочем, уже отказ от фиатного франка и возврат Швейцарии к золотому стандарту – мера, которая, видимо, будет отвернута на референдуме, если, конечно, он состоится.

 

Некоторые идеи не доживают даже до стадии сбора подписей. Так, число инициатив правонационалистической Народной партии Швейцарии, по которым собираются подписи, в целом довольно велико, и сама партия бывает успешной на референдумах. Так, идея ограничения срока рассмотрения заявок на убежище в Швейцарии 140 днями (на деле это ужесточение режима эмиграции в Швейцарию: практика стран ЕС предполагает многолетнее рассмотрение заявки, что позволяет укорениться в стране нелегальной миграции) которая была вынесена на референдум 5 июня как инициатива правительства Швейцарии, на самом деле ранее выдвигалась Народной партией. Правым националистам удалось ограничить квоты на миграцию из стран ЕС в страну именно на референдуме. Однако по более радикальным идеям — например, идея Народной партии финансировать «анклав» для беднейших пенсионеров Швейцарии в Марокко, где жизнь дешевле — даже не собирается инициативная группа. Легкость, с которой значительную часть ярких идей можно продвинуть к реальному референдуму, компенсируется привычкой швейцарцев, за последние десятилетий отлично освоивших «прямую демократию», крайне осторожно голосовать, отвергая любые идеи, в которых возможна двусмысленность и неопределенность.

 

Наиболее интересен в этом смысле референдум в Швейцарии по «брачному штрафу», который был отвергнут на голосовании 28 февраля 2016 года. Суть проблемы — в силу устройства налоговой системы страны около 80 тыс. семей в Швейцарии платят совокупный подоходный налог больший, нежели они платили бы, расторгнув брак. Суть несправедливости в Швейцарии очевидна всем, тем не менее, население страны идею отвергло. Во-первых, организаторы референдума, консерваторы, решили убить двух зайцев разом, включив в формулировку поправок определение «брака» как «союза мужчины и женщины» - и, соответственно, сохраняя «брачный штраф» для однополых союзов, легализованных в Швейцарии на референдуме в 2005 году. Во вторых, для 370 тыс. семей и партнерств в стране новая формулировка могла бы в теории привести к росту налогов. Наконец, швейцарцы вполне прагматично поверили правительству страны, гарантировавшему постепенную отмену «брачного штрафа» в течение нескольких лет.

 

То есть, де-факто организаторы референдума добились прямо заявленных целей по «брачному штрафу» — но дать им выиграть референдум население Швейцарии отказалось. «Прямая демократия» в стране легко приспособилась к сложным ответам на простые и увлекательные вопросы. При этом сам организатор инициативы по «основному доходу», публицист Дэниел Штрауб, предсказывал ее провал еще в 2015 г.: по его словам, задачей его группы была инициация общественной дискуссии на эту тему, а сам проект «безусловного базового дохода» — это история на десятилетия вперед.