В мае начался "высокий сезон" на рынке госзакупок лекарств — стартовали торги по программе "Семь нозологий".
Кто оказался лишним на рынке госзакупок лекарств
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Роман Кутузов, заместитель главного редактора журнала об индустрии здравоохранения Vademecum

 

Через нее государство централизованно снабжает граждан самыми современными и дорогими препаратами, поэтому размеры лотов колоссальны — сотни миллионов, миллиарды рублей.

 

Еще несколько лет назад эта важная процедура происходила чинно, благородно и почти без скандалов. Практически все закупаемые препараты были оригинальными, то есть патентованными — производились одной-единственной иностранной компанией, которая напрямую или через уполномоченного фармдистрибутора продавала их нашему государству.

 

Однако постепенно патенты начали заканчиваться, и на лакомые куски нацелились как зарубежные, так и окрепшие отечественные производители дженериков — препаратов, аналогичных оригинальным. Вдобавок государство, с некоторых пор озабоченное темой импортозамещения, в конце 2015 года ввело на фармрынке протекционистские меры — так называемое правило "третий лишний". Коротко говоря, если на государственный конкурс подаются два или более лекарства, произведенных на территории ЕАЭС, препараты из других стран с торгов снимаются.

 

И вот на нынешней весенней сессии "Семи нозологий" это правило наконец впервые сработало по-крупному.

 

Согласно опубликованной на электронной торговой площадке "Сбербанк-АСТ" информации, 29 марта Минздрав объявил о закупке противоракового ритуксимаба по программе "Семь нозологий" на общую сумму 2,56 млрд руб. Участие в конкурсе приняли три компании — "Фармстандарт" с оригинальным препаратом от швейцарской компании Roche, производство которого было локализовано на заводе "Фармстандарт-Уфавита", российский "Биокад" с дженериком ритуксимабом собственной разработки и "Р-Фарм" с аналогичным препаратом производства индийской Dr. Reddy's.

 

Решением конкурсной комиссии "Р-Фарм" по правилу "третий лишний" был единогласно снят с аукциона. В итоге аукцион выиграл "Биокад", запросивший за свой ритуксимаб 2,516 млрд руб. Парадокс в том, что "Р-Фарм" предлагал препарат еще дешевле. "Третий лишний" обошелся казне в лишних 13 млн руб. Несомненный плюс — поддержка государственными деньгами отечественного предприятия, которое полностью работает и платит налоги в России. Еще один нюанс заключается в том, что оставшиеся на конкурсе компании "Фармстандарт" и "Биокад" друг другу не совсем чужие — первый владеет 20% долей второго. В итоге экономия государства составила 44 млн руб., или 1,7% от начальной цены аукциона.

 

Много это или мало? Давайте сравним с другим кейсом из тех же "Семи нозологий" — закупкой глатирамера ацетата, препарата от рассеянного склероза.

 

На этот раз соревновались два поставщика, поэтому применение "третьего лишнего" иностранцам не грозило. На аукцион вышла израильская компания Teva c оригинальным препаратом копаксон и фармдистрибутор "Биотэк" со свеженьким, только в апреле 2016-го зарегистрированным дженериком от российской компании "Ф-Синтез".

 

У этих компаний тоже есть история отношений, но совсем не такая, как у "Биокада" с "Фармстандартом". Долгое время "Биотэк" был эксклюзивным дистрибутором компании Teva в России и активно занимался продвижением копаксона на отечественном рынке, в том числе поставляя его по программе "Семь нозологий". В августе 2013 года Teva без объяснения причин перестала отгружать препарат "Биотэку" и начала работать через свою российскую дочку — ООО "Тева", тем самым нарушая действующий до 2015 года договор.

Я не буду говорить громких слов, но это покушение на национальную безопасность страны. 8 сентября — всеобщие выборы, и абсолютно безосновательный отказ в поставке имеющегося в наличии препарата может вызвать серьезные волнения среди людей,— возмущался тогда в интервью Vademecum основатель "Биотэка" Борис Шпигель.

Он подал на Teva в суд и в декабре 2015 года арбитраж постановил взыскать с Teva в пользу ЗАО МФПДК "Биотэк" компенсацию убытка в размере 408 млн руб.

 

Имеющему опыт поставки копаксона государству "Биотэку" было в общем-то логично выйти на конкурс "Семь нозологий" с его дженериком. Но с другой стороны, кто поручится, что тут не примешалось приятное чувство мести бывшему партнеру?

 

Так или иначе, при начальной цене контракта 4,822 млрд руб. "Биотэк" выиграл, предложив поставку запрошенного количества глатирамера ацетата за 3,379 млрд руб. Экономия для государства 1,44 млрд руб., падение цены на 29,9%.

 

Вот тут импортозамещение получилось гораздо более впечатляющим. Похоже, старая добрая ожесточенная коммерческая конкуренция действует эффективнее новых протекционистских мер.