Новый акционер задерживаться не намерен.
Рускобанк опять ищет покупателей
Рускобанк

Ленобласти, владеющей четвертью Рускобанка, не удалось избавиться от своего пакета. Приобрести его планировал контролирующий акционер банка — "Национальная девелоперская компания", купившая 54% банка два месяца назад. Однако теперь она сама, по информации "Ъ", ищет покупателя на свою долю из-за разногласий с местным регулятором.

 

Как стало известно "Ъ", недавно купившая более 50% Рускобанка ПАО "Национальная девелоперская компания" (НДК), уже ищет покупателя на свой пакет. "Это связано с разногласиями с ГУ ЦБ по Ленобласти относительно планов новых собственников по развитию бизнеса банка,— говорит один из собеседников "Ъ", знакомых с ситуацией в банке.— В Ленобласти регулятор очень консервативный". По словам другого собеседника "Ъ", новые собственники планировали кредитоваться в банке под залог своих сельскохозяйственных земель в Подмосковье. "Сейчас под такой залог получить кредит малореально, но ничего противозаконного в этом нет, поэтому им был нужен свой банк",— уточняет он. Косвенно о разногласиях с ЦБ может свидетельствовать тот факт, что банку введено ограничение на прием вкладов. В колл-центре Рускобанка "Ъ" вчера сообщили: "Вклады мы сейчас не принимаем, у банка ограничение на ряд операций". На сайте банка также полностью исчезла информация о вкладах. соответствующий раздел "по техническим причинам временно не работает". В НДК вчера не смогли предоставить комментарии. В Рускобанке на запрос "Ъ" ответили, что "банк не комментирует сделки между акционерами, так как не участвует в них".

 

Рускобанк — один из четырех банков Ленобласти. На 1 апреля занимал 242-е место по размеру активов и 429-е место по капиталу по рейтингу "Интерфакса". Однако банк примечателен не масштабом бизнеса, а своими собственниками. 25% банка принадлежит Ленобласти. При этом контролирующие владельцы успели смениться в нем несколько раз. С 2003 по 2009 год банк принадлежал экс-владельцу санированного банка ВЕФК Александру Гительсону. Впоследствии Рускобанк едва не купил Матвей Урин, который к тому моменту уже вывел из пяти банков через мошеннические схемы более 16 млрд руб., но сделка не состоялась. Потом среди покупателей объявилось ООО "Амелис+", но эту сделку не согласовал регулятор. А осенью 2012 года контрольный пакет банка приобрел "СМ-Капитал" Хачатура Мурадова. Летом прошлого года СМ-Капитал продал 54% акций ряду акционеров: "Птицефабрике Синявинская", Волховскому комбикормовому заводу, управляющему филиалом Связь-банка Владимиру Виленчику, ООО "Региональные микрозаймы" и другим. Эти же 54% были в марте 2016 года проданы НДК.

 

Изменившиеся планы НДК в отношении банковского актива лишают Ленобласть возможности продать свою долю. Как сообщало на прошлой неделе издание "Деловой Петербург", в ближайшее время новые собственники планировали увеличивать свой пакет, выкупив долю Ленобласти. Издание также ссылалось на заявление первого зампреда правительства Ленобласти Романа Маркова о том, что в ближайшее время будет проведен аукцион по продаже доли Ленобласти в банке. Теперь, отмечают источники "Ъ", планы по продаже заморожены, так как непонятно, кто будет владеть мажоритарным пакетом. "Сейчас ведутся активные переговоры с тремя кандидатами, вопрос — кого из них согласует ЦБ",— говорит источник "Ъ", близкий к банку. По его словам, среди них есть даже китайский инвестор, работающий в Санкт-Петербурге.

 

Переговоры с потенциальными покупателями осложняет тот факт, что банк является участником спора с Агентством по страхованию вкладов (АСВ) относительно сделки по взаимозачету обязательств своего экс-акционера "СМ-Капитал" (ныне — банкрот). 15 мая АСВ выиграло иск к банку, в рамках которого у банка восстановлены требования по кредиту к Судостроительному банку (ныне — банкрот) на сумму около 370 млн руб. Это соответствует 10% его кредитного портфеля, в котором на 1 мая доля просрочки по РСБУ уже достигла 22%. С учетом того, что это требования третьей очереди, которые в ходе банкротства удовлетворяются только на 5,8%, банку придется сформировать 100%-ный резерв под этот кредит, что соответствует 30% его капитала. "У потенциального инвестора должен быть в этой ситуации не стратегический, а тактический план действий для дискуссии с регулятором,— считает руководитель практики инвестиционного консультирования ФБК Роман Кенигсберг.— Прежде всего — это готовность инвестировать в банк для восстановления нормальной деятельности. В целом ограничение на прием вкладов — негативный сигнал для потенциального покупателя, но если у него есть возможность адекватного контакта с ЦБ, то эту ситуацию можно разрешить". По его словам, среди положительных моментов — участие в капитале Ленобласти. В этой ситуации государству выгодно найти внешнего инвестора, который бы взял на себя текущие риски банка и фактически осуществил бы его санацию без госсредств, отмечает господин Кенигсберг.

 

Юлия Локшина