Правительство полагает, что у будущих российских пенсионеров денег куры не клюют.
Бабкины семечки: будут ли россияне добровольно копить на пенсию
Александр Петросян / Коммерсантъ

Одним из элементов заявленной правительством пенсионной реформы может стать перевод накопительных пенсий на добровольную основу. Банки.ру вспомнил, как это было в прошлый раз, и разбирался, сможет ли государство заставить россиян копить на пенсию.

 

Думайте сами, копите сами

 

Правительственные чиновники наконец громко и открыто заявили о том, о чем граждане давно знали или догадывались: если хочешь нормально жить в старости, на пенсионные выплаты от государства полагаться не стоит. Надо откладывать на пенсию самостоятельно. Причем желательно в течение всей жизни. О том, что новая система формирования пенсионных накоплений может заработать либо во второй половине 2017 года, либо с 2018-го, недавно заявил глава Минфина Антон Силуанов.

 

Работающие россияне, желающие получать достойную пенсию, должны сами позаботиться о своем будущем, поучаствовав в формировании пенсионных накоплений, сказал Силуанов. Согласно предложениям правительства, озвученным главой Минфина, добровольно копить на пенсию люди смогут начать уже скоро, а вхождение в эту новую реальность будет постепенным.

 

По этой дороге мы уже ходили

 

Эксперимент по добровольному принуждению людей самим копить на свою пенсию уже проводился в России. Причем не так давно. В 2008 году Госдума приняла закон, согласно которому, если человек сам откладывает средства на будущую пенсию, государство удваивает его взнос. Эта программа называлась софинансированием. Для получения взноса от государства человеку нужно было отчислять на пенсию не менее 2 тыс. и не более 12 тыс. рублей в год. Взнос из федерального бюджета на софинансирование пенсионных накоплений составлял не более 12 тыс. рублей в год. Поэтому чаше всего люди добровольно отчисляли на специально заведенные пенсионные счета 1 тыс. рублей в месяц, то есть 12 тыс. в год, а государство доплачивало еще 12 тыс.

 

Государственная программа по софинансированию пенсии стартовала 1 января 2009 года. Согласно ее условиям первый взнос можно было сделать не позднее 1 октября 2013 года, после чего программа софинансирования должна была действовать десять лет. Платить можно было ежемесячно или разовым платежом, причем вносить средства разрешалось и через бухгалтерию своего предприятия, и через любой банк. Третьей стороной софинансирования мог выступать работодатель. То есть он мог сам отчислять за работника эти самые 2 тыс. или 12 тыс. в год — и получать от государства за свою доброту налоговые льготы.

 

В программе государственного софинансирования пенсии приняли участие около 6 млн человек — примерно 8% экономически активного населения России. Средства «молчунов», то есть тех, кто не выбрал для своей будущей пенсии негосударственный фонд или управляющую компанию, поступили в управление Внешэкономбанка (ВЭБ) и остались на счетах Пенсионного фонда России. Для тех, кто выбрал для себя частную УК или НПФ, эти средства перечислялись на индивидуальные счета каждого работника — на пополнение накопительной части пенсии будущих пенсионеров.

 

Важно помнить, что, вступив в эту программу, выйти из нее уже было нельзя. То есть можно было плюнуть на уже имеющиеся накопления и перестать перечислять деньги. Но уже выплаченные в рамках программы средства обналичить невозможно.

 

А в 2014 году накопительной части пенсии нас лишили. Всей. И тех средств, которые за нас платил работодатель, и наших добровольных взносов. Лишили на время. Но заморозка пенсионных накоплений длится уже три года, хотя регулярно чиновники обещали, что это «одноразовая» мера и на следующий год она продлеваться не будет.

 

Наступаем на те же грабли

 

Теперь Минфин предлагает снова вернуться к проблеме, но уже под новым соусом. По словам Антона Силуанова, добровольные пенсионные накопительные счета могут быть открыты либо в пенсионных фондах, либо в коммерческих банках. Средства на счетах — так называемый пенсионный капитал — будут наследоваться родственниками того человека, который эти отчисления делал. Также эти средства могут быть сняты со счета при накоплении определенной суммы и использованы, например, на медицинские цели.

 

Антон Силуанов считает, что новая система должна перезапустить замороженную накопительную составляющую.

 

Те люди, которые не выбрали для себя частного управляющего, то есть так называемые молчуны, с 2016 года автоматически были включены в распределительную пенсионную систему. Эта система предусматривает, что все взносы работающих граждан направляются на текущие выплаты нынешних пенсионеров.

 

Кроме того, в Минфине считают, что благодаря мораторию на формирование накопительной части пенсии — так называемой заморозке — в федеральный бюджет поступит дополнительно 344 млрд рублей.

 

Где складировать будущую пенсию

 

Если система добровольных накоплений станет, что называется, принудительной, возникает вопрос, куда лучше класть деньги — в банки или на счета негосударственных пенсионных фондов, которые, по сути, обслуживаются в тех же банках.

 

Управляющий партнер Национального агентства финансовых исследований Павел Самиев полагает, что гражданам, желающим копить на пенсию, лучше делать это через НПФ, не привлекая банки.

 

По мнению генерального директора управляющей компании «КапиталЪ» Вадима Соскова, нет разницы, где формировать взносы на добровольную часть пенсии — в банке или НПФ. Главное, чтобы человек и впредь не отказывался от той накопительной части своей пенсии, которую за него перечисляет в ПФР работодатель и которой нас временно лишили. Потому что лишь накопительная часть дает человеку пусть сомнительную, но все же надежду, что размер его пенсии окажется достойным. Ведь сейчас будущая пенсия для тех, кто еще работает, отражается на счетах Пенсионного фонда России не в деньгах, а в баллах. Сколько будет стоить этот балл в год выхода человека на пенсию, зависит от состояния бюджета. И если у бюджета в определенные годы будет дефицит (в 2015 году он составил 2,6% ВВП, а в 2016-м может превысить 3%), то и пенсия будет начислена маленькая.

 

Генеральный директор управляющей компании «Ронин Траст» Сергей Стукалов вообще полагает, что если работающему населению вменят в обязанность самому собирать средства на свою пенсию, это будет означать, что никакой накопительной пенсионной программы у нас не будет.

Ответить на вопрос, почему не будет, просто. Ответ иллюстрируется соотношением сумм пенсионных накоплений под управлением НПФов и пенсионных резервов. Суммы пенсионных накоплений, то есть деньги, которые платят за наемных работников их работодатели, сегодня в 5—10 раз больше, чем суммы, которые люди уплачивают через НПФы на свои счета сами, — говорит Стукалов.

По его мнению, такой разрыв — наглядный пример того, как люди верят в программы, предлагаемые государством.