Судебный возврат выведенных активов потребовал времени.
АСВ перешло к судебному взысканию выведенных активов из НПФ
Александр Коряков / Коммерсантъ

Агентство по страхованию вкладов (АСВ), ликвидирующее и банкротящее негосударственные пенсионные фонды, перешло к новому этапу этой своей деятельности — судебному взысканию выведенных активов. Однако первый же пример Подольского НПФ показал: с фондами на это требуется на порядок больше времени, чем с банками. Причины — отсутствие наработанной практики и общественного резонанса: вкладчики банков в силу гораздо больших потерь намного активнее клиентов НПФ.

 

Сведения о подаче в арбитражный суд заявления о признании недействительной сделки банкротящегося Подольского негосударственного пенсионного фонда по продаже векселей некоего ЗАО "Технологии управления" появились на сайте АСВ в карточке Подольского НПФ в конце апреля. Еще один похожий иск АСВ как конкурсный управляющий "Подольского" подало в минувший четверг. Таким образом, агентство начало процесс судебного возврата активов банкротящихся НПФ: "Подольский" первым из 28 фондов, ликвидируемых АСВ или банкротящихся под его управлением, дошел до данного этапа (функции ликвидатора и конкурсного управляющего НПФ, осуществляющих деятельность по обязательному пенсионному страхованию, АСВ выполняет с 2014 года).

 

Деталей исков в картотеке арбитражного суда пока нет, но в данном случае интерес представляют не столько они, сколько сроки, в которые после аннулирования у НПФ лицензии и признания его банкротом начинает осуществляться судебный возврат активов НПФ. Лицензия Подольского НПФ была аннулирована еще 14 февраля 2013 года, 5 марта того же года ЦБ подал заявление о признании его банкротом, однако признан таковым он был только 13 августа 2014-го (время ушло на безуспешное обжалование НПФ отзыва у него лицензии в разных инстанциях). После признания банкротом НПФ начинает заниматься АСВ. Факт недостачи имущества НПФ — векселей на общую сумму 29,8 млн руб.— агентство выявило по результатам ревизии еще в ноябре 2014 года (балансовая стоимость всего имущества фонда на тот момент — 146 млн руб., инвентаризационная — 114 млн руб.). Сами векселя были проданы еще в январе 2013 года. Впрочем, АСВ отсчитывает срок исковой давности (три года) с момента, когда оно стало конкурсным управляющим и получило возможность узнать о сделке.

 

Тем не менее столь длинная пауза между установлением факта недостачи имущества и передачей исков в суд труднообъяснима. Арбитражный управляющий Михаил Черный отмечает, что стандартный срок для выяснения обстоятельств недостачи имущества компании-банкрота и запуска процедуры взыскания имущества — до полугода. При этом принципиально важно подать иск как можно более оперативно, чтобы не пропустить срок давности, а требования можно уточнить в процессе, отмечает эксперт.

Чем дольше пауза, тем меньше вероятность взыскания имущества. За полтора года бенефициары этой сделки могли, например, перепродать вексель, а компанию-контрагента ликвидировать,— рассуждает господин Черный.

Предельным называет срок шесть-семь месяцев на подготовку подобного иска и партнер практики по разрешению споров юридической фирмы Goltsblat BLP Рустам Курмаев:

То, что с момента установления факта недостачи имущества до передачи иска в суд прошло полтора года, не сулит ничего хорошего в плане перспектив взыскания. Причины столь долгой паузы могут быть разными: от выяснения обстоятельств сделок между НПФ и контрагентами до субъективных факторов.

Стоит отметить, что в случае оспаривания сделок по выводу имущества банков-банкротов (те из них, кто входил в систему страхования вкладов, а таких большинство, также попадают на ликвидацию и банкротство в АСВ) агентство действует гораздо оперативнее. Так, например, в случае с банком "Экспресс" (Махачкала, лицензия отозвана 21 января 2013 года, то есть примерно в одно время с НПФ "Подольский") 8 апреля того же года он был признан банкротом, а уже в июне в арбитраж были поданы иски о признании сделок по выводу имущества из банка незаконными.

 

Невысокая оперативность оспаривания сделок по выводу имущества НПФ может быть связана с отсутствием наработанной практики по НПФ у АСВ и более низкими по сравнению с банками рисками общественного резонанса. Клиенты НПФ при его банкротстве не теряют пенсионные накопления (их в любом случае компенсирует государство), а утрачивают лишь инвестиционный доход, который несопоставим с размером крупных вкладов, превышающих госстраховку.

Работа по взысканию имущества банков, проходящих процедуру банкротства, для АСВ в приоритете, учитывая масштабы проблемы и активность вкладчиков банков, пристально следящих за ходом банкротства банков и отстаивающих свои права,— отмечает партнер юридической фирмы Lidings Андрей Зеленин.

В АСВ в пятницу вечером не смогли оперативно прокомментировать ситуацию.