Российские власти обсуждают, как отправить тонущий корабль экономики в уверенное плавание.
Антимонополия на истину: начинает ли Россия менять экономический курс
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

25 мая президент провел широко разрекламированное заседание президиума экономического совета, которое должно было «нащупать» ключевые ориентиры экономической политики России до 2025 года. Опрошенные Банки.ру эксперты согласны в том, что текущая модель экономики себя исчерпала, однако расходятся во мнениях, пойдет ли власть на реформы до президентских выборов 2018 года.

 

«Сам по себе экономический рост не возобновится»

 

25 мая состоялось заседание президиума экономического совета при президенте РФ по стратегии развития России. Председателем совета является Владимир Путин, его заместителями — бывший министр финансов и председатель Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, помощник президента по экономике Андрей Белоусов и министр экономического развития Алексей Улюкаев. Кроме того, в совет входит председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

 

Основная задача совещания — наметить ключевые ориентиры экономической политики до 2025 года, заявил президент перед началом заседания. По его мнению, российская экономика в целом стабилизировалась, и теперь важно «заглянуть за горизонт». Начать заседание Путин предложил с поиска точек роста российской экономики на ближайшие десять лет, поскольку резервы и ресурсы, которые в начале 2000-х двигали экономику вперед, не работают так, как прежде.

Сам по себе экономический рост не возобновится. Если мы не найдем новых источников роста, то динамика ВВП будет находиться где‑то около нулевой отметки. Тогда наши возможности <…> будут существенно ниже того, что нам с вами нужно для полноценного развития страны, для движения вперед, — сказал глава государства (цитата по сайту Кремля).

При этом президент призвал не допустить «раскачивания» бюджетного дефицита и разгона инфляции, одновременно признав необходимость проведения структурных реформ и увеличения темпов роста российской экономики.

 

Владимир Путин отметил, что в президиум совета входят люди с разными взглядами, которые часто придерживаются противоположных точек зрения. Однако он подчеркнул, что никакой «монополии на истину» в экономической дискуссии быть не должно.

В этом и заключается преимущество формата нашей работы, который позволяет и поспорить, и поговорить, обсудить альтернативные подходы, смотреть на проблемы с разных сторон, — заявил президент. — Прошу всех в ходе наших встреч максимально уйти от идеологических предпочтений, не замыкаться в рамках тех или иных теоретических концепций и построений, а руководствоваться прагматическими подходами, сосредоточиться на выработке реалистичных и объективных решений.

Он предложил проводить подобные заседания регулярно в течение ближайшего года — полутора лет.

 

Кто не скачет, тот не рост

 

Идеи, которые планировалось озвучить на совещании, появились в прессе задолго до заседания. По сути, президенту были представлены на выбор две концепции роста экономики: либо бюджетное стимулирование и скачкообразный рост, либо создание условий для разгона — бюджетная консолидация с выходом на устойчивый рост через три года.

 

Сторонниками бюджетного стимулирования экономического роста выступили представители Столыпинского клуба, куда входят бизнес-омбудсмен Борис Титов, недавно возглавивший Партию роста, с которой собирается идти на думские выборы, заместитель председателя Внешэкономбанка Андрей Клепач, советник президента по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев, глава ИК «Еврофинансы» Яков Миркин и другие. Они изложили свои взгляды в докладе «Экономика роста» еще в марте 2016 года. Ежегодный рост в 4—5% ВВП они предлагали обеспечить, в частности, за счет новых инвестпроектов и развития малого и среднего бизнеса доступным долгосрочным кредитным капиталом. Эксперты клуба предлагают также реализовать российский вариант политики «количественного смягчения», направленной на рефинансирование ЦБ кредитов коммерческих банков и институтов развития в рамках системы проектного финансирования на сумму не менее 1,5 трлн рублей в год в течение пяти лет.

Борьба с немонетарной инфляцией должна идти не путем «иссушения» денежной массы, а снижение инфляции должно достигаться вследствие эффекта экономического роста, снижения издержек, повышения производительности труда и увеличения масштабов производства за счет внедрения передовых технологий, — говорилось в докладе экономистов.

Среди предложений сторонников скачкообразного роста — понизить ключевую ставку до 5,5% (сейчас — 11%) и менять ее в сторону понижения только в случае повышения курса рубля. Экономисты Столыпинского клуба предлагают не использовать ключевую ставку для стабилизации курса национальной валюты. Для стимулирования экономического роста предлагается провести налоговую реформу, одним из шагов которой на первом этапе могли бы быть пятилетние налоговые каникулы для новых инвестпроектов. На втором этапе основную фискальную нагрузку предлагается перенести с процесса производства на процесс потребления, чему могли бы способствовать прогрессивная шкала НДФЛ, снижение налога на прибыль, высокие ставки акцизных налогов на потребление предметов роскоши. Одним из условий роста должно стать кардинальное снижение административного давления на бизнес, пишут экономисты.

 

Не надо гнать

 

Альтернативной точки зрения придерживается Алексей Кудрин, говорил «Ведомостям» участник предварительной встречи перед советом:

Не надо гнать страну к экономическому росту в ближайшие годы, для этого нет ресурсов.

Экономику России ждет длительная стагнация, если правительству не удастся сократить дефицит бюджета, сдержать инфляцию и провести реформы (структурные. — Прим. ред.), заявил Кудрин Bloomberg. Единственный путь уменьшить дефицит — выход на рост в 4% ВВП в 2018—2019 годах, говорилось в презентации Центра стратегических разработок к заседанию президиума совета, отмечало агентство.

 

Таких темпов роста можно достичь в среднесрочной перспективе за счет сокращения государственного участия в экономике, повышения пенсионного возраста и улучшения судебной и правоохранительной системы. Также России необходимо изменить структуру государственных расходов, отметил Кудрин. Для экономического роста дефицит бюджета необходимо сократить на 2—2,5 процентного пункта в течение следующих 3—4 лет (что невозможно при наращивании госрасходов), а также снизить годовую инфляцию до 3—4% (что примерно соответствует плановым показателям Центробанка). Сдерживание роста расходов на потребление и социальные обязательства государства и бизнеса предусматривал также целевой сценарий проекта макроэкономического прогноза, опубликованный ранее Минэкономразвития.

 

У коалиции Кудрина больше шансов убедить президента, говорили «Ведомостям» некоторые чиновники. Путин — сторонник бюджетной консолидации, тем более что нужны резервы к выборам.

И конечно, слова человека, который когда-то сберег деньги в этих резервах, будут иметь большое значение для него, — считал собеседник газеты.

Ранее Путин поручил ЦСР разработать экономическую стратегию после выборов президента 2018 года — на фоне самой долгой за 20 лет рецессии, вызванной падением цен на нефть и санкциями Запада, сообщал Bloomberg.

 

Заседание экономического совета не планировалось как мероприятие, на котором будут приняты конкретные решения, заявлял 23 мая ТАСС пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Скорее, это «мозговой штурм» экономистов, уточнил он.

Речь идет именно об экспертных точках зрения, которые будут высказываться в консультационном плане для сведения главы государства, для сведения экономического блока правительства. Это мероприятие не призвано вырабатывать некий перечень конкретных решений. Это такой мозговой штурм для того, чтобы впоследствии эти экспертные точки зрения принимались во внимание теми, кто несет непосредственную ответственность за экономическое развитие нашей страны, — цитирует агентство представителя Кремля.

При этом Путин призвал участников президиума выдвигать идеи вместе с практическими механизмами их реализации, которые в будущем «должны лечь в основу программных документов органов государственной власти».

 

Банки.ру расспросил экспертов, каковы шансы того, что экономическая политика России изменится в ближайшее время, и как именно ее надо менять.

 

«Мы сейчас не готовы тратить деньги на экономику»

 

Евгений Надоршин, главный экономист ПФ «Капитал»:

 

— Шансов на изменение экономической политики достаточно мало, по той простой причине, что все варианты, которые озвучивались, — ЦСР, Минэкономразвития, Столыпинского клуба — предполагают реформы. Реформы требуют очень большого управленческого ресурса, который должен быть выделен на цели изменения в экономике. Складывается ощущение, что нет готовности властей выделять управленческий ресурс на эти цели. Так что, скорее всего, все закончится обсуждением, как это уже бывало. Экспертный совет при президенте, как мне кажется, не очень рабочий инструмент. Не помню, чтобы там происходило что-то дельное. Сама задача, которая поставлена совещанием, создает проблемы — предложить такой сценарий, который бы обеспечил довольно высокие темпы роста, 4% и выше. Такие темпы стабильного роста тяжело обеспечить чем-то, кроме изменений в ряде наших институтов на длинных горизонтах.

 

На коротком же горизонте реформы едва ли помогут, а такой рост, пусть и временный, может обеспечить вливание денег. Особенность заключается в том, что мы сейчас не готовы тратить деньги на экономику — это видно, например, по антикризисному плану и по политике Минфина в целом, который пытается урезать все, что может.

 

В моем понимании, те предложения, которые будут вынесены на это заседание, в вопросах по существу не содержат особых разногласий. Реформы предполагаются и там и там. Противоречия лишь в том, тратить деньги сейчас или не тратить, и какие деньги — правительства или ЦБ. Подозреваю, что все эти стратегии окончатся только формальными документами.

 

«Экономически активным гражданам нужны условия для ведения бизнеса, а не поддержка государства»

 

Богдан Зварич, аналитик группы компаний «Финам»:

 

— В России уже давно идет речь об изменении структуры экономики и уходе от сырьевой зависимости. Это невозможно без экономических реформ. Текущая ситуация, когда нефть показала снижение, стимулирует необходимые перемены.

 

На мой взгляд, именно концепция, предложенная Кудриным, может дать хороший результат. Экономически активным гражданам скорее нужны условия для ведения бизнеса, чем поддержка со стороны государства. Четкие правила ведения бизнеса, предусматривающие неприкосновенность собственности, адекватность проверяющих органов и отсутствие давления со стороны бюрократии, позволят бизнесу развиваться самостоятельно, без поддержки государства. Проведение подобных структурных реформ не позволит стране сразу показать уверенный рост, однако в дальнейшем динамика ВВП будет только улучшаться.

 

Что касается стимулирующего «заливания» экономики деньгами и мягкой кредитно-денежной политики, то, скорее всего, это приведет лишь к сильному разгону инфляции, создаст дополнительные риски непредсказуемости в экономике и будет способствовать снижению деловой активности.

 

«Если нефть превысит уровень 60 долларов за баррель, о реформах вообще забудут»

 

Наталья Мильчакова, заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари»:

 

— Экономическая политика до конца года не изменится, потому что это предвыборный год и для правящей партии нежелательны любые реформы, которые могут ухудшить благосостояние народа. А такие меры, которые предлагают Улюкаев и Кудрин, способны только ухудшить благосостояние населения. Например, повышение пенсионного возраста, которое содержится и в плане МЭР, и в плане Кудрина, сейчас, перед выборами в Госдуму, является непопулярной мерой (даже несмотря на то, что имеет некоторые плюсы). Повышение налогов и даже не налогов на доходы физлиц перед выборами вообще недопустимо. Сокращение социальных статей расходов сейчас тоже непопулярно (например, нет денег на индексацию пенсий, о чем на днях заявил премьер Дмитрий Медведев, но это уже сейчас вызывает возмущение у пенсионеров). Поэтому делать резкие движения перед выборами достаточно рискованно для власти. Вопрос об антикризисных реформах, таким образом, откладывается до следующего года. А там и нефть может подрасти, и, если она превысит уровень в 60 долларов за баррель, о реформах вообще забудут.

 

Из предложенных концепций наиболее жизнеспособна программа Столыпинского клуба, но к ней тоже есть вопросы. Например, идея стимулирования роста производства посредством доступных кредитов — весьма здравая, но сейчас ЦБ РФ не готов снижать ключевую ставку, в лучшем случае — до 10,5%, что будет несущественно. Ситуация с экономическим ростом сможет измениться, когда ключевая ставка в РФ упадет ниже 10% годовых.

 

«Невозможно взять и за полгода перейти на новый уровень развития»

 

Анна Нестерова, член президиума генерального совета «Деловой России»:

 

— Россия исчерпала предыдущую модель роста, при этом выйти на новую траекторию развития очень сложно. На самом деле, невозможно взять и за полгода перейти на новый уровень развития, имплементировать успешные практики. Есть объективные факторы, которые тормозят развитие нашей экономики. Это проблемы в защите прав собственности, коррупция, бюрократия и другие. Кроме этого, нельзя списывать со счетов макроэкономическую нестабильность, санкции и высокую ключевую ставку.

 

Тем не менее власти стараются принимать меры по развитию страны. Созданы Фонд развития промышленности, Агентство стратегических инициатив, работают различные инструменты поддержки предпринимателей (фонды, особые экономические зоны). Правительство делает и другие правильные шаги на пути развития нашей экономики. Активно работают торговые представительства России за рубежом.

 

Думаю, важно, чтобы российский бизнес отошел от парадигмы «государство должно нам помочь» и больше сконцентрировался на том, чтобы улучшать свой продукт (насколько это возможно при высокой ключевой ставке) и пробовать его продать за рубеж.

 

Противоположные мнения — это как раз тот плацдарм, из которого может родиться правильная модель роста. Например, член экономического совета Эльвира Набиуллина видит основным условием развития экономики стабильность цен, Алексей Кудрин — сберегательную модель, Борис Титов — поддержку предпринимателей и стимулирование экономики. На мой взгляд, подход Алексея Кудрина в большей мере имеет шансы на реализацию. Вместе с тем, еще будучи на посту министра финансов, Кудрин подвергался критике за то, что пополнение Стабилизационного фонда проводилось в ущерб экономическому росту. Поэтому Столыпинский клуб «разбавит» сторонников жесткой монетарной политики.

 

«Решения не могут быть отложены до завершения электорального цикла в 2018 году»

 

Дмитрий Горин, доктор философских наук, профессор кафедры политологии и социологии РЭУ им. Г. В. Плеханова:

 

— Сам факт обсуждения разных подходов к экономической политике уже говорит о том, что назрела необходимость более внятного определения приоритетов. Даже если конкретных решений сегодня мы не увидим, экономическая ситуация заставит руководство страны принимать более активные меры. Ситуация меняется настолько быстро, что решения не могут быть отложены до завершения электорального цикла в 2018 году.

 

Основные причины нынешнего кризиса вряд ли находятся исключительно в экономической сфере. Проблема в том, что за четверть века, прошедшего с образования новой российской государственности, так и не были созданы устойчивые институты, способные запустить и поддерживать процесс развития. Подход Алексея Кудрина ценен именно тем, что акцентирует внимание на институтах. В первую очередь это институт независимого суда, который способен не только защищать права предпринимателя и ограничивать коррупционные аппетиты, но, прежде всего, восстановить чувство уверенности в справедливости и действенности правил игры. Технологии укрепления институциональной среды в современной России существуют и прописаны в деталях. Но если сосредоточить свое внимание на экономическом росте, а не на институтах, то мы получим другую форму того, что у нас уже было: экономический рост в режиме ручного управления. Такой рост был возможен за счет перераспределения ресурсов, но он не может быть устойчивым. Тем более если ресурсы ограничены.

 

«Все указывает на то, что президент делает ставку на Кудрина»

 

Роберт Новак, старший аналитический обозреватель MFX Broker:

 

— Шансы на коррекцию экономического курса велики. Если не поменять правила игры, Россию ждет очень нерадужное будущее. Даже при высоких ценах на нефть нынешняя экономическая модель способна обеспечивать рост экономики в среднем где-то на 1% в год, в то время как темпы роста мировой экономики будут раза в три выше. А если еще и нефть не подорожает, Россия вообще обречена на стагнацию с темпами роста в районе нуля: один год плюс полпроцента, на следующий год минус полпроцента — и так 10—20 лет подряд.

 

Лично мне подход Кудрина ближе, чем идеи Столыпинского клуба. В российских реалиях вливание денег экономику даст мало пользы в плане ускорения роста, но зато может привести к новому витку инфляции. Я считаю, что план Кудрина более реалистичен: смена правил игры (судебная, правоохранительная, налоговая реформы, дерегуляция бизнеса) при одновременном снижении дефицита бюджета и инфляции, а также меры по повышению экономической активности населения (включая повышение пенсионного возраста) и производительности труда (модернизация экономики и т. д.) должны создать фундамент для долгосрочного развития.

 

Думаю, в итоге будет одобрена концепция Кудрина (возможно, с некоторыми поправками). На это указывает и то, что Кудрин был привлечен на роль главы ЦСР для разработки стратегии развития РФ после 2018 года и возглавил рабочую группу экономического совета при президенте России по структурным реформам, куда сторонники Титова вообще не попали. Все указывает на то, что президент делает ставку на Кудрина. Путин доверяет ему как экономисту, тем более что свою квалификацию тот доказал на практике: благодаря созданным Кудриным резервным фондам Россия переживает нынешний кризис значительно легче, чем это было бы без «подушки безопасности». К тому же Путин неоднократно публично говорил об опасностях эмиссионного стимулирования экономики с точки зрения инфляции, то есть озвучивал подход, близкий к подходу Кудрина и Набиуллиной, а не Глазьева и Титова.

 

«Стагнация явно не устраивает руководство страны»

 

Олеся Болотвина, начальник управления исследований и бизнес-аналитики банка «Русский Стандарт»:

 

— Текущая ситуация в экономике (стагнация) явно не устраивает руководство страны. Это способствует поиску эволюционного сценария развития, который предусматривает постепенное улучшение в экономике, без политических потрясений. При этом эффекта подобных преобразований вряд ли стоит ждать в краткосрочной перспективе. Программа Кудрина, по предварительным оценкам, будет подготовлена в течение года. Однако заложенные в ней идеи (реформы институтов, бюджетная консолидация) уже сейчас выглядят более прогрессивными, а предлагаемые инструменты — рыночными.

 

«Неважно, какой из вариантов будет принят, главное — действовать»

 

Сергей Козловский, руководитель аналитического отдела Grand Capital:

 

— Экономическая политика России требует реформ. Сейчас даже неважно, какой из вариантов в конечном счете будет принят, главное — действовать, причем оперативно и решительно. Оперативно — значит определить дорожную карту, решительно — наметить контрольные точки, иначе все превратится в «майские указы»: заявлено с высокой трибуны, обрисовывает светлое будущее, не исполняется, забывается. На наш взгляд, более приближенным к рыночной экономике является план Кудрина. Он же будет более предпочтителен для власти в условиях кризиса.