В кризис объем вкладов растет быстрее, чем объем кредитов. В благополучные времена все наоборот.
Кризис-трансформер: как меняется соотношение вкладов и кредитов в банках
Евгений Павленко / Коммерсантъ

Анализ развития рынка розничных банковских услуг с начала текущего века, подготовленный банком «Ренессанс Кредит», показал, что в период с 2000 по 2015 год показатель отношения объема вкладов к объему кредитов изменился с 7,3 до 2,2. Банки.ру выяснял, чем грозит банковской системе эта тенденция стремительного сближения кредитов и вкладов и какой показатель можно считать идеальным.

 

Согласно аналитической выкладке банка «Ренессанс Кредит», с которой удалось ознакомиться порталу Банки.ру, на конец 2015 года портфель розничных вкладов в банках России достиг 23,2 трлн рублей, а объем портфеля кредитов физическим лицам превысил 10,7 трлн рублей. В 2000 году объем депозитного рынка был в десять раз больше кредитного — 453 млрд против 45 млрд рублей соответственно. За 15 лет отношение объема вкладов к объему кредитов в банковской системе «упало» с 7,3 до 2,2.

В 2008 году объем вкладов в нашей стране превышал объем розничных кредитов всего в 1,5 раза. В целом за период с 2000 по 2015 этот год был единственным, когда по абсолютному приросту розничный кредитный рынок смог превзойти депозитный, даже несмотря на начинающийся мировой финансовый кризис, — пишут в своем отчете аналитики «Ренессанс Кредита». — В 2009 году тренд развернулся в обратную сторону: вследствие кризисных явлений в мировой экономике депозитный рынок рос быстрее кредитного, что, в свою очередь, отразилось на отношении вкладов и кредитов. По мере стабилизации ситуации разница вновь стала уменьшаться, и на конец 2014 года она почти достигла значения шестилетней давности. По итогам 2015 года отношение вкладов к кредитам снова увеличилось. Такая динамика наглядно показывает, что в кризисные периоды депозитный рынок растет гораздо быстрее кредитного, а при стабилизации ситуации в макроэкономике более высокие темпы прироста наблюдаются у кредитного портфеля.

Как пояснили Банки.ру в аналитической службе «Ренкреда», снижение отношения розничных вкладов к розничным кредитам является естественным процессом. Розничное фондирование в нашей стране начало развиваться раньше, чем кредитование физлиц. Поэтому на начало 2000-х портфель депозитов уже имел весомый объем. Далее, в нулевые годы, активными догоняющими темпами шло развитие розничного кредитования. В результате за 15 лет отношение вкладов к кредитам сократилось до 2,2.

 

По мнению аналитиков «Ренессанс Кредита», говорить о критическом или оптимальном соотношении объемов вкладов и кредитов достаточно сложно.

Розничные вклады являются одним из основных источников фондирования банковской системы. Однако, в зависимости от доступности и развитости других источников, роль депозитов физических лиц может меняться. В текущей ситуации значение вкладов в фондировании возрастает, в частности, в силу того, что возможности банков по заимствованиям на внешних рынках капитала сильно ограничены. И результаты прошлого года это подтверждают. При иных обстоятельствах розничные депозиты могли бы играть меньшую роль, соответственно, отношение вкладов к кредитам было бы другим, — рассказали в банке.

При этом, по оценкам аналитического департамента банка «Ренессанс Кредит», в обозримой перспективе, скорее всего, отношение вкладов к кредитам продолжит расти. Для этого существует несколько предпосылок. Во-первых, в структуре пассивов усиливается роль розничного фондирования, при этом розничное кредитование замедлилось и не показывает признаков роста. Во-вторых, рынок вкладов имеет «естественный» источник роста — процентный доход. То есть даже при нулевом нетто-притоке портфель депозитов будет увеличиваться за счет причисления к сумме вкладов накопленных процентов.

 

По словам начальника управления маркетинговой стратегии и исследований ВТБ 24 Дмитрия Лепетикова, вышеупомянутое изменение соотношения вкладов и кредитов отражает ситуацию на рынке.

В начале нулевых розничное кредитование в России было в зачаточном состоянии, к 2014 году оно уже хорошо развилось, а опережающий рост вкладов в 2015 году связан с падением кредитования из-за кризиса, а также со значимой валютной переоценкой вкладов, — комментирует он. — Я бы не говорил об оптимальном или критическом соотношении. Оно такое, какое есть. В кризис это соотношение должно расти в пользу вкладов, в период роста экономики — в пользу кредитов. Так у нас и происходит.

Управляющая Санкт-Петербургским филиалом Росгосстрах Банка Елена Веревочкина считает, что сейчас происходит примерно следующее: сохраняющийся рост депозитной базы банков при одновременном ее удешевлении способствует снижению кредитных ставок и возобновлению активного кредитования. Скорее всего, предполагает она, соотношение было бы несколько иным, если бы не текущий кризис.

Мы видим, что депозитный портфель физических лиц существенно прибавил, а кредитный — просел. И это довольно логично в текущей ситуации: режим накоплений и тотальной экономии вкупе со снижением потребительского спроса и ростом просроченной задолженности граждан способствовали разнонаправленной динамике кредитного и депозитного портфелей, — рассуждает Веревочкина. — Снижение показателя с 7,3 до 2,2 не опасно. Гораздо опаснее, когда ситуация зеркальная, то есть кредитный портфель превышает депозитный портфель более чем на 30% и уж тем более в два раза. Сказать, что это влияет на экономику благотворно, тоже нельзя. Разумеется, соотносить портфели только физических лиц не совсем показательно, здесь необходимо учитывать и портфели юридических лиц.

Наша собеседница полагает, что в идеале необходимо стремиться к соотношению кредитов и депозитов в пропорции один к одному. Эта пропорция оптимальна, так как говорит о том, что банковская система финансирует выданные кредиты за счет привлеченных средств.

 

Тем не менее, по оценкам Веревочкиной, соотношение будет меняться: на конец 2016 года это значение будет находиться в районе 2, а в 2017 году — 1,8. Таким образом, мы будем наблюдать стагнацию депозитного портфеля и плавный рост кредитного портфеля физических лиц.

 

В свою очередь, аналитик информационно-аналитической службы Банки.ру Александр Кудрявцев указывает, что официальная статистика на сайте Банка России несколько отличается от представленных данных в таблицах «Ренкреда» (см. ниже), однако общий тренд действительно прослеживается. Тренд говорит о значительном росте доли вкладов населения в структуре ресурсной базы банков при спаде розничного кредитования, что объясняется кризисными явлениями в банковском секторе и в экономике РФ в целом. В значительной мере на ситуацию повлияли также закрытие для наших банков рынков международного капитала и рост ключевой ставки.

В силу снижения реальных доходов населения платежная дисциплина клиентов падает, что влечет за собой невозвратность ссуд. Это, естественно, не устраивает банки, многие из которых ужесточили свою политику в области выдачи розничных кредитов и теперь более тщательно подходят к выбору клиентов, чем в «тучные» годы, когда розничные портфели росли очень высокими темпами, или вообще предпочитают размещать средства в менее рискованные активы. Можно сказать, что этот процесс является расплатой банков за слишком быстрый и несоразмерный рост портфелей прошлых лет, — объясняет Кудрявцев. — В данный момент рынок сам вынуждает банки подстраивать структуру своих активов и пассивов под новые условия и размещать средства с учетом возможных рисков и убытков в будущем. Вполне вероятно, что вскоре розничное кредитование будет вновь переживать период роста и, соответственно, соотношение вернется на прежний уровень (пятнадцатилетней давности).

Главный экономист Национального рейтингового агентства (НРА) Максим Васин напомнил, что на динамику вкладов повлияли несколько параметров. Во-первых, это внедрение системы страхования вкладов с 2005 года — до этого времени население не сильно доверяло банкам, просто не имело такой возможности. Во-вторых, имели место девальвация рубля и рост процентных ставок по рублевым вкладам, а также сумм и доли валютных вкладов (в 2008 и 2014 годах). На текущий момент на динамику вкладов негативное влияние оказывают удешевление рубля, падение реальных доходов населения и снижение процентных ставок как по рублевым, так и по валютным вкладам.

 

На динамику розничных кредитов также влияет ряд параметров. Это и начало работы банков, занимающихся необеспеченным кредитованием (отсчет идет от банка «Русский Стандарт» и 2003 года). Затем период потребительского бума в 2004—2007 годах, когда кредиты росли с низкой базы во много раз быстрее вкладов. Не стоит забывать и о кризисном росте просрочки по потребительским кредитам сначала в 2009-м, а потом в 2015 году. Это привело привело к снижению лимитов банков, повышению требований к заемщикам, увеличению количества отказов, замедлению темпов роста кредитных портфелей. В текущий момент наблюдается замедление темпов ипотечного кредитования, также низкие темпы роста показывают потребительские и автокредиты, тогда как вклады продолжают расти.

С одной стороны, мультипликатор «Ренессанс Кредита» свидетельствует о соотношении склонности населения к потреблению и сбережению: сберегательная модель преобладает, россияне в целом имеют уже опыт кредитования в банках и относятся к кредитам с осторожностью, при этом даже при низких доходах стараются делать накопления и открывают вклады, — говорит Васин. — С другой стороны, мультипликатор показывает приоритеты банков в размещении средств: когда в 2009 и 2014—2015 годах банки столкнулись с резким ростом просроченной задолженности по потребительским кредитам, желание наращивать розничные портфели существенно убавилось, ведущие банки на рынке необеспеченного кредитования заняли выжидательную позицию.

Максим Васин уверен, что в целом рассчитанный показатель необходимо рассматривать также в контексте отношений кредитов к ВВП и кредитов к месячному доходу заемщиков. По этим показателям рост 2010—2013 годов привел к тому, что кредитная нагрузка выросла очень существенно, и это повлекло рост просрочки, особенно тяжелый на фоне сокращения реальных доходов населения и снижения занятости.

 

Кроме того, по мнению главного аналитика НРА, можно отметить, что соотношение кредитов и доходов заемщиков разнится от региона к региону. При этом в большинстве регионов кредитная нагрузка сейчас довольно высока и составляет 35—40% (платежи по кредитам к месячному доходу).

В идеале соотношение вкладов и кредитов должно стремиться к 1. Если экономика вернется на траекторию роста, это соотношение будет снижаться. Его рост демонстрирует нестабильность и негативные тенденции в уровне экономического роста, инфляции, доходов населения и занятости, — считает Васин. — Невозможно трактовать однозначно, какой уровень соотношения вкладов и кредитов является критическим, а какой оптимальным. Но, судя по динамике показателя, он снижается в благополучные периоды и растет в неблагополучные — следовательно, снижение является благом. Показатель ниже 1 уже будет оцениваться негативно, так как будет демонстрировать слишком агрессивную политику банков по наращиванию портфелей, что, как правило, оборачивается «пузырями» и крупными потерями в дальнейшем. Показатель выше 3 будет означать очень негативную картину для потребительских рынков, строительства, автомобильного рынка, туристической отрасли и так далее — для тех секторов, где продажи стимулируются в том числе за счет кредитных источников.

Наш собеседник добавляет, что надо понимать: вклады являются источником фондирования кредитов, но они не могут быть источником погашения — от того, что вкладчики богатеют, заемщики богаче не становятся, вкладчики же обычно не берут кредиты, а заемщики не делают вкладов.

Источником погашения кредитов являются доходы заемщиков. Поэтому теоретически соотношение вкладов и кредитов не характеризует долговую нагрузку, и оно само по себе не дает понимания тяжести долгового бремени населения и величины кредитных рисков банков. Я думаю, что в ближайшие годы соотношение не опустится ниже 2, а скорее даже вырастет ближе к 3, так как банки в текущих условиях не готовы принимать повышенные риски, связанные с розницей, доходы населения падают, причем довольно высокими темпами, и все потери от предыдущего ухудшения качества розничных портфелей пока не закрыты и не абсорбированы — ряд банков по-прежнему имеет просрочку, превышающую 25—30%, и борется за снижение показателя и возврат к рентабельной деятельности. В целом в ближайшие годы бума розничного кредитования не предвидится. При этом годовой прирост объема вкладов будет складываться из изменения стоимости валюты и процентных доходов по депозитам, которые будут продолжать в основном капитализироваться, а не проедаться. Я ожидаю роста вкладов в рублевом выражении на уровне около 20%, притом что кредитование будет стагнировать, — заключает Максим Васин.