Что будет через десять лет? Вопрос, который ректор «Сколково» Андрей Шаронов адресовал Герману Грефу, звучал логично и предельно уместно.
Герман Греф: «Это уже просто опасно для нашей страны»
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Непосредственно перед этим глава Сбербанка, выступавший в минувшие выходные перед выпускниками бизнес-школы, целый час рассказывал им о будущем, неумолимо надвигающемся, словно грозовой фронт.

 

Зал готовился выслушать пророчество спикера о том, какие профессиональные и личные качества будут цениться работодателями в 2026 году – в стране и в мире. Но Греф явно не спешил удовлетворять всеобщее любопытство.

 

– Если бы я знал, я бы точно по четырнадцать часов в день не работал, – откровенно заявил он.

 

Повторную попытку предпринял один из выпускников. Как через десять лет хотя бы будут выглядеть банки, поинтересовался молодой человек, вероятно, сам же банкир: «Есть Тиньков, который считает, что все будет в интернете, есть ВТБ, который думает, что все будет в сотрудниках. И есть вы, который пытается оптимизировать всю эту систему. Как же будет в итоге? Роль лидера в этом процессе? Что делать людям, которые не вписываются в модели будущего?»

 

– У вас серия вопросов, ни на один из которых у меня нет ответа, – отреагировал сперва Греф с улыбкой мудреца. Но, помедлив, продолжил.

 

В индустрии финансовых услуг, которая рушится на глазах и заново возводится технологиями вроде блокчейн, он при всем желании не видит места современным банкам.

 

– Я долго думал, есть ли хотя бы одна функция, где мы можем себя как-то задействовать. В принципе все функции, включая функцию CEO, постепенно замещаются алгоритмами. Все может закончиться тем, что банковская система станет одноуровневой, а мы с вами будем открывать счета в Центральном банке. То есть банки исчезнут с карты, как и многие другие бизнесы. По-честному говоря, я себя готовлю к такому будущему.

 

Руководителя Сбербанка спросили, что же в таком случае его мотивирует проводить постоянные изменения – себя самого, своей команды, гигантской компании, которой он управляет.

 

– Страх, – прозвучало со сцены, и зал, скорее всего, ожидал услышать что-то менее экзистенциальное из уст бывшего министра и главы крупнейшего госбанка.

 

Греф, конечно же, не знает будущего, но боится слишком скорого его прихода.

Читать далее