Классическая теория утверждает, что рынком двигают спрос и предложение. Когда первый растёт, а второе отстаёт, цены начинают подниматься, и наоборот.
О гримасах свободного рынка: дефицит растёт, но цены падают
depositphotos.com

Но то, что сейчас происходит на товарных рынках, не укладывается в эту простую картину.

 

Цены на палладий, используемый в автопроме для очистки выхлопных газов бензиновых двигателей, рухнули на 25% с мая прошлого года, хотя с точки зрения баланса спроса и предложения, на рынке, по оценкам экспертов, есть дефицит (источник).

 

Как такое вообще могло произойти?

 

Фундаментально, если мы посмотрим на себестоимость производства платиноидов, то цены явно неадекватно низкие. Рынок у нас с растущим спросом и дефицитом, но цена это явно не отражает, - недоумевает глава управления стратегического маркетинга Норникеля Антон Берлин. Надо заметить, что ГМК Норильский никель - это крупнейший в мире производитель палладия, весьма востребованного автопроизводителями и инвесторами металла, а также других металлов платиноидной группы.

 

Но диктовать цены на них в нынешней ситуации даже король рынка не может. Металлы дешевеют, как и многие другие сырьевые товары, торгуемые на бирже.

 

Возможно палладиевый парадокс связан с тем, что новые активные участники рынка ориентируются не на показатели производства и баланс физических запасов металла, а на общие индикаторы состояния экономики и финансовой сферы. В такой ситуации открытие ими коротких позиций на фоне негативных новостей из Китая давит на цены. В известном смысле это и есть отсутствие корреляции между ценообразованием и физическим рынком.

 

Можно сказать, всё в мире теперь стало финансовыми активами. Даже товары - спасибо фьючерсам и другим производным/синтетическим инструментам. Немудрено, что рынком правят ожидания, а не реальные балансы: финансовые менеджеры не стремятся разбираться в физическом производстве. Это и есть финансовая глобализация, которая - вопреки ожиданиям - обрела новое дыхание после кризиса 2008-09 гг.

 

Сложно сказать, к чему это приведёт в итоге. С одной стороны всемирно известный Уоррен Баффет не устаёт повторять, что синтетические финансовые инструменты - это самое настоящее оружие массового уничтожения. С другой - апокалиптическим прогнозам сейчас никто не хочет верить: оптимизм здесь правит бал. Обычно это случается накануне крупных перемен.

 

Как скоро, по-вашему, повторится другая часть этой арии - люди гибнут за металл?

 

a-nalgin.livejournal.com