Как электроника выведет Россию в авангард четвертой промышленной революции.
Успеть на поезд революции
Depositphotos.com

Россия пока остается на периферии четвертой промышленной революции: несмотря на солидные государственные вливания, экспортный выхлоп остается минимальным. Чтобы сдвинуть ситуацию с мертвой точки, Минпромторг запустил с этого года программу субсидирования радиоэлектронной отрасли, которая считается одной из самых быстрорастущих в мире.

 

Готова ли Россия

 

В целом российские власти проявляют интерес к инновационной тематике. В 2011 году правительство приняло десятилетнюю Стратегию инновационного развития. В 2015 году заработала объявленная президентом Национальная технологическая инициатива (программа мер по формированию новых рынков и созданию технологического лидерства России к 2035 году). Реализуются преобразования по направлениям, напрямую влияющим на инновации (например, реформа РАН, создание институтов развития, инновационных кластеров и пр.).

 

Инновационная политика принесла определенные плоды: так, в рейтинге Global Innovation Index с 2010 года Россия поднялась на 16 позиций, хотя до лидерства еще далеко — сейчас мы занимаем лишь 48-е место. Низкие позиции в GII объясняются тем, что до сих пор инновационная политика оставалась «набором отдельных инициатив и решений, а не системным трендом, неотъемлемой частью экономической политики. В России на поддержку инноваций тратится много денег, но среда остается недоразвитой», констатируют авторы Национального доклада об инновациях в России.

 

В 2013 году Россия занимала второе место в мире по абсолютному уровню госрасходов на коммерческие НИОКР, потратив около $15 млрд. Однако фактически те расходы, которые проходят в российском бюджете по статье НИОКР, в большей части таковыми либо не являются вовсе, либо могут ими считаться с большой натяжкой. Значительная часть бюджета на НИОКР (40%) — это расходы на разработки военно-промышленного комплекса, в которые включается любое несерийное производство, в том числе тех вооружений, которые были разработаны уже очень давно. Структура «гражданской» части бюджета также во многом ориентирована скорее на отрасли, традиционно считающиеся высокотехнологичными, но в реальности производящие давно разработанные продукты.

 

В то же время коммерческий сектор не тратит на НИОКР почти ничего — здесь Россия находится в компании самых отсталых стран ОЭСР, таких как Чили, Мексика и Польша. В результате Россия оказывается в конце списка развитых стран по общим расходам на НИОКР.

Достигнутые результаты не соответствуют ожиданиям, — отмечают авторы доклада.

Доля инновационной продукции в России в общем выпуске — 8–9% (в странах-лидерах ~15%) и не растет за последние три года. А результаты российских инноваций все еще обладают низкой конкурентоспособностью. 0,4% — доля России в общем мировом экспорте высокотехнологичных товаров, хотя и наблюдается позитивная динамика (в 2010 году доля России составляла 0,21%).

 

«Созданные инновации преимущественно направлены на традиционные рынки сбыта организации (большей частью — на внутренний рынок), нежели на мировой. Лишь незначительная доля продукции классифицируется компаниями в качестве прорывной как для внутреннего, так и для мирового рынка», — говорится в докладе.

Российские производители гражданской продукции критически отстают от своих зарубежных конкурентов в масштабе деятельности. Малые масштабы деятельности означают малые инвестиционные возможности в НИОКР. Кроме того, при малых масштабах российские производители не соответствуют критериям крупных заказчиков (в том числе заказчиков с государственным участием), которым требуется комплексное предложение и высокий уровень гарантий, — комментирует гендиректор Информационно-аналитического центра современной электроники («Совэл») Иван Покровский.

«На российском рынке электроники гражданского назначения работают около двух тысяч частных компаний. В основном это малый и средний бизнес с нишевым позиционированием. Их доля на внутреннем рынке составляет примерно 15–20%», — говорит Покровский.

 

Объем рынка, например, электронно-компонентной базы в России оценивается в $2,5 млрд в год. На долю отечественных производителей интегральных схем приходится лишь 10–15% этого рынка. А самое слабое направление в российской радиоэлектронной промышленности — вычислительная техника (доля иностранных устройств на внутреннем рынке превышает 90%).

 

При этом радиоэлектронная отрасль считается одной из самых динамичных в мире: темпы роста — более 7% в год. По данным доклада Future Market Insights, ежегодный темп прироста в сегменте гражданской электроники вдвое выше — до 2020 года отрасль будет расти на 15,4% в год и достигнет почти $3 трлн ($2,976 млрд).

Читать далее