Санация в России пока не стала эффективным способом лечения проблемных банков.
​Это не лечится: почему неэффективны санации
Depositphotos.com

10 мая формально завершилась крупнейшая санация в истории российской банковской системы: Банк Москвы растворился в банке-санаторе — ВТБ. Банки.ру проанализировал, как идет процесс «лечения» проблемных кредитных организаций, в ходе которого расходуются сотни миллиардов рублей из бюджета.

 

Санации эпохи банкопада

 

Политика «зачистки» банковского сектора и общий экономический кризис за последние годы не только привели к уходу с рынка внушительного количества игроков, но и заметно расширили список банков, попавших под санацию (финансовое оздоровление).

 

На сайте Агентства по страхованию вкладов (АСВ) в списке банков, находящихся в настоящее время в процессе финансового оздоровления, значится 30 кредитных организаций. В списке можно найти как совсем крупные организации в лице Банка Москвы (оздоровление которого формально еще не завершено и который с 10 мая официально поглощен ВТБ) или банка «Уралсиб» (попавшего под оздоровление совсем недавно), так и небольшие финансовые институты — например, Бинбанк Сургут (ранее — ОАО «Аккобанк») из пятой сотни по объему активов.

 

Основная масса санируемых банков попала в список в 2014—2015 годах (12 и 13 соответственно). АО «Экономбанк» оказалось на санации совсем недавно — в марте 2016 года, а КБ «Солидарность» санируется с декабря 2013 года. Уже упомянутый Банк Москвы находится на оздоровлении с июня 2011 года, и в прошлом году АСВ продлило план его санации до 2018-го. Более того, с мая 2009 года в этом же списке значится и «подопечный» АСВ — АКБ «Российский Капитал», наделенный функциями санатора, но при этом сам до сих пор проходящий процедуру оздоровления.

 

Масштабы бедствия на балансе

 

Самый крупный санируемый финансовый институт Банк Москвы (санируется группой ВТБ) в настоящее время демонстрирует весьма неоднозначные показатели. Так, нетто-активы банка с июня 2011 года, когда было объявлено о начале процедуры оздоровления, увеличились в объеме более чем на 80% — до 1,7 трлн рублей на 1 апреля 2016 года. Однако почти половина этого роста в активах пришлась на просроченную задолженность: кредитный портфель банка вырос на 378,7 млрд рублей, в том числе просрочка в его составе — на 321,9 млрд рублей. В результате если на начало июня 2011 года доля просрочки в кредитном портфеле банка составляла 6,7%, то в настоящее время — уже 36,5%. Расходы на формирование резервов по проблемным ссудам оказывают серьезное давление на финансовый результат кредитной организации: за 2015 год чистый убыток составил 62,9 млрд рублей, и по данному показателю Банк Москвы замкнул «топ-3» (после Россельхозбанка и уже лишенного лицензии Внешпромбанка).

 

В числе крупнейших «пациентов» выделяются также банки «Траст» (санируется банком «ФК Отрытие») и «Уралсиб» (санируется частным инвестором, банкиром и предпринимателем Владимиром Коганом).

 

«Уралсиб» был направлен на оздоровление в ноябре 2015 года и с этого периода перестал публиковать в публичном доступе свою отчетность. Банк «Траст» находится в процессе оздоровления с декабря 2014 года и раскрывает свою отчетность, судя по которой, масштабы бедствия все еще отражаются на его балансе. Так, если на начало 2015 года капитал банка находился в положительной зоне, то уже к концу 2015-го его отрицательная величина в результате формирования резервов по безнадежным ссудам подобралась к отметке в 20 млрд рублей, а на 1 апреля 2016 года достигла 23,3 млрд рублей. Объем просроченной задолженности в кредитном портфеле банка «Траст» с начала 2015 года увеличился почти в 6 раз, а доля просрочки достигла 43,2% от портфеля. При этом на 1 апреля просрочка полностью не покрывалась резервами, дальнейшее формирование которых, вероятно, продолжится и в 2016 году.

 

Если доктор умер раньше пациента…

 

Отдельного упоминания заслуживает судьба Газэнергобанка. Банк впервые попал под санацию еще в кризис 2008 года, став «подопечным» Пробизнесбанка. Процедура санации была официально завершена в июне 2011 года. Однако после отзыва лицензий у Пробизнесбанка в августе 2015 года Газэнергобанк в августе 2015 года вновь попал под принудительное оздоровление. Сначала банк отошел к АКБ «Российский Капитал», а затем его инвестором был выбран свердловский СКБ-Банк. На 1 апреля 2016 года капитал Газэнергобанка остается отрицательным (-674,5 млн рублей), однако банку удалось получить чистую прибыль за I квартал текущего года в размере 23,0 млн рублей. Капитал банка по-прежнему находится под давлением убытков 2015 года (1,8 млрд рублей) в результате доначисления резервов, однако в остальном показатели деятельности стабилизировались: в частности, просроченная задолженность больше не растет, составляя 3,6%, нормативы ликвидности выполняются с огромным запасом, превышая 100%.

 

Помимо Газэнергобанка, от почившего Пробизнесбанка «в наследство» рынку достался еще ряд финансовых институтов: банк «Экспресс-Волга» отошел на санацию к Совкомбанку, ВУЗ-Банк — к КБ «УБРиР», КБ «Пойдем!» в настоящее время работает самостоятельно, а самарский банк «Солидарность» получили на оздоровление АКБ «Кранбанк» и проектная организация ОАО «Зарубежэнергопроект».

 

Особыми успехами в санации инвесторы пока вряд ли могут похвастаться. Банк «Солидарность» и ВУЗ-Банк по итогам 2015 года и I квартала 2016 года сохраняют отрицательными финансовый результат и капитал. Их убытки в текущем году заметно сократились, однако о выходе «в плюс» собственного капитала говорить пока не приходится. Стоит добавить, что, хотя у ВУЗ-Банка резервы на 1 апреля полностью покрывают просроченную задолженность (41,4% и 36,8% соответственно), просрочка продолжает расти (с 34,5% на начало 2016 года), что может привести к новым расходам по резервированию проблемных кредитов. В свою очередь, у банка «Солидарность» рост просрочки, вероятно, уже достиг максимума, превысив 70% от кредитного портфеля, однако резервы покрывают лишь 41,7% от портфеля. Поэтому, как и в случае с ВУЗ-Банком, «Солидарности» может потребоваться дополнительное формирование резервов.

 

У второй пары банков, «Экспресс-Волги» и «Пойдем!», капитал и финансовый результат на 1 апреля 2016 года находятся в положительной зоне. Тем не менее банк «Экспресс-Волга» по-прежнему не может похвастаться выполнением нормативов: достаточность капитала Н1.0 едва превышает 2%, норматив мгновенной ликвидности Н2 — чуть выше минимума в 15%, а норматив текущей ликвидности Н3 и вовсе не выполняется (15,9%). Уровень просроченной задолженности у банка также продолжает расти (с 44,3% до 47,4% за I квартал 2016 года), хотя и покрывается полностью созданными резервами.

 

А вот у КБ «Пойдем!» дела обстоят гораздо лучше своих бывших коллег по группе «Лайф»: все основные нормативы выполняются банком в соответствии с требованиями ЦБ, просроченная задолженность уже не растет и полностью покрывается резервами. Впрочем, стоит добавить, что банк «Пойдем!» изначально был в достаточно хорошей форме, сопровождавшейся лишь убытками.

 

«А больные все, как мухи, выздоравливают...»

 

В целом необходимо отметить, что банков с положительным значением капитала в списке санируемых меньшинство (лидерство по величине отрицательного капитала сохраняет санируемый СМП Банком Мособланк — «минус» 106 млрд рублей на 1 апреля).

 

Среди таких можно выделить, например, сразу два банка, лечением которых занимается Бинбанк, — Бинбанк Кредитные Карты и Бинбанк Сургут. Первый попал на санацию в апреле 2014 года (на тот момент это был Москомприватбанк, «дочка» крупнейшего на Украине Приватбанка), а второй — чуть позже, в ноябре того же года. При этом даже несмотря на то, что у Бинбанка Кредитные Карты значение капитала на протяжении всего периода санации сохраняется положительным, норматив достаточности капитала не выполняется с октября 2014 года.

 

Проблемы Бинбанка Сургут не столь заметны: лишь на 1 декабря 2014 года норматив достаточности капитала опускался ниже минимума, а норматив текущей ликвидности подходил вплотную к дозволенной границе, но в дальнейшем все показатели стабилизировались. Впрочем, справедливости ради необходимо заметить, что Бинбанк Сургут является одним из самых маленьких санируемых фининститутов, занимая 475-е место по нетто-активам, поэтому масштаб его проблем и их решение, вероятно, потребовали гораздо меньших сил и ресурсов, чем для других банков-«пациентов».

 

Еще два фининститута, формально находящихся на санации, также уже обладают положительным капиталом и являются прибыльными — банки «Кедр» (под санацией Бинбанка) и «Таврический» (АКБ «Международный Финансовый Клуб»). Первый банк попал под санацию в ноябре 2014 года, и норматив достаточности его капитала пришел в норму к середине 2015 года. Стабилизировать ситуацию с просроченными ссудами банку к настоящему времени удалось с серьезными потерями для величины кредитного портфеля, и впереди его ожидает серьезная работа по восстановлению былых объемов бизнеса. Так, текущий объем кредитного портфеля банка «Кедр» в 5,1 млрд рублей втрое ниже значения на начало ноября 2014 года, то есть накануне его санации.

 

В свою очередь, в банке «Таврический» за счет выделенных на санацию субординированных займов удалось вывести в положительную зону величину капитала всего за пару месяцев, и его текущее значение почти втрое превышает «досанационное». Тем не менее по итогам I квартала 2016 года фининститут получил убыток в размере 1,2 млрд рублей и испытывает проблемы с выполнением норматива текущей ликвидности Н3. Более того, с февраля 2015 года, когда банк попал на санацию, просроченная задолженность в его кредитном портфеле выросла на 36,3 млрд рублей (сам портфель на начало санации составлял 41,2 млрд рублей) и в настоящее время превышает 70% от объема всех ссуд.

 

О тех, кто вылечился

 

Следует заметить, что в списке банков, процесс санирования которых был завершен (14 банков на сайте АСВ), почти все были в том или ином виде реорганизованы и присоединены к своему санатору. Ярким исключением, безусловно, является АКБ «Союз», продолживший свое «первозданное» существование после процесса санации и даже вернувший исторического владельца. Для полного завершения процесса оздоровления банку потребовалось более четырех лет. При этом на сегодняшний день объемы его бизнеса по-прежнему уступают «досанационным» показателям. К осени 2008 года нетто-активы фининститута достигали отметки в 100 млрд рублей, тогда как на сегодняшний день составляют 83,9 млрд рублей (на 1 апреля), а текущий кредитный портфель по объему уступает более чем треть объему осени 2008 года.

 

Гораздо более успешными «проектами» выглядят банки, прошедшие санацию не через АСВ, а через другую госкорпорацию — Внешэкономбанк. Отданные ВЭБу осенью 2008 года банк «Глобэкс» и Связь-Банк к настоящему времени существенно нарастили объемы активов (в 2,5 и 2 раза соответственно), в том числе вдвое увеличили свои кредитные портфели, хотя по итогам I квартала 2016 года получили убытки (что обусловлено текущей конъюнктурой, а не старыми проблемами). В то же время на поддержку обоих банков были затрачены существенные финансовые и административные государственные ресурсы. Однако, несмотря на восстановление бизнеса, данные игроки так и не стали полноправными конкурентами крупнейших государственных игроков.

 

В случае трех последних банков необходимо оговориться, что их санация происходила в относительно успешный посткризисный период, когда после «расчистки» баланса открывалась возможность достаточно быстро восстановить ресурсную базу и кредитные портфели. В сегодняшних условиях санаторы, похоже, успевают лишь справляться со старыми проблемами и обеспечивать выполнение текущих обязательств «подопечного» фининститута. С приходом санируемого банка в приемлемую форму можно ожидать его скорейшего присоединения к санатору, и фактические результаты оздоровления, таким образом, «затеряются в дебрях» консолидированного баланса.

 

Нехватка «врачей»

 

Несмотря на текущую непрозрачность процесса отбора санаторов и отсутствие четких критериев самого процесса оздоровления, в большинстве случаев регулятор действует единственно возможным путем. Если в предыдущие годы среди претендентов на оздоровление того или иного игрока можно было устраивать настоящий конкурс, то сегодня регулятор и АСВ, похоже, вынуждены сами искать инвесторов для спасения крупного игрока. При этом необходимо не только делать все оперативно, но еще и «доплачивать» санатору живыми деньгами на поддержку пострадавшего банка. Поэтому, хотя необходимость создания четкого механизма отбора санаторов и критериев проводимого ими оздоровления назрела уже давно, введение такого механизма на практике в сегодняшних условиях может оказаться невозможным или носить весьма упрощенный характер.