Риски не уложиться в 3% сохраняются.
Чиновники спорят о размере дефицита бюджета
Е. Разумный / Ведомости

Перед заседанием президентского экономического совета – оно намечено на 25 мая – обострилась бюрократическая дискуссия: как считать дефицит бюджета и какой должна быть бюджетная политика. Сторонники бюджетного стимулирования экономики считают, что Минфин может и уложиться в указанный президентом лимит: дефицит бюджета – не более 3% ВВП. Их оппоненты доказывают, что дефицит может быть куда больше.

 

По данным Федерального казначейства, доходы бюджета в январе – апреле сократились на 14% (год к году) и составили 3,9 трлн руб. Дефицит бюджета за апрель вырос почти на 500 млрд и достиг 1,23 трлн руб. Если экстраполировать этот показатель на весь год, чистый дефицит бюджета составит около 4,4 трлн руб., или 5,2% ВВП, говорит федеральный чиновник. Это подтверждают и расчеты «Ведомостей».

 

 

Чтобы уложиться в президентский лимит, Минфину необходимо почти 2 трлн руб. Объявленное сокращение расходов на 10% (около 500 млрд руб.) и продажа 19,5% «Роснефти» (около 600 млрд) дают чуть более половины этой суммы.

 

Имеет значение структурный среднесрочный дефицит, а не дефицит бюджета конкретного 2016 года, объясняет ситуацию чиновник финансово-экономического блока: «Нельзя ограничивать рассуждения исключительно одним годом: любой грамотный экономист понимает, как важен показатель среднесрочного структурного дефицита, очищенного от разовых доходов и расходов». В 3% дефицита 2016 г. учтены разовые доходы бюджета – все та же продажа пакета «Роснефти», прибыль ЦБ, обратный трансфер из Фонда медицинского страхования (ФФОМС), но приватизация «Роснефти» может не принести ожидаемых 600 млрд руб., доходы ЦБ уменьшаются из-за профицита ликвидности, а поступления из ФФОМСа год от года сокращаются.

Читать далее