Корпоративные клиенты банков чутко реагируют на малейшие изменения в ставках депозитов и экономической ситуации в стране.
Бедный юрик: зачем компании выводят деньги из крупнейших банков
Depositphotos.com

11 мая стало известно, что Сбербанк зафиксировал в апреле заметный отток средств юрлиц. Если посмотреть доступную отчетность по РСБУ, то можно заметить, что в марте 2016 года большинство крупнейших банков, работающих в этой сфере, также «отличились» оттоком средств «корпоратов». Банки.ру разбирался, не является ли этот отток признаком утраты доверия компаний даже к самым крупным и надежным российским банкам.

 

Хроника текущего момента

 

Расхожее мнение, что в кризис идет переток средств корпоративных клиентов в крупнейшие банки, поставила под сомнение банковская статистика. Так, Сбербанк в апреле 2016 года зафиксировал существенный отток средств с депозитов юрлиц — 372 млрд рублей, или 5,5% (их объем сократился до 6,4 трлн рублей). Такие данные приведены в отчетности кредитной организации по РСБУ.

 

Как поясняет представитель Сбербанка, в апреле произошло снижение объема депозитов юрлиц как в номинальном, так и в реальном выражении. На динамику средств клиентов повлияла не только отрицательная переоценка валютных остатков, но и снижение ставок по депозитам. Так, рублевые депозиты «юриков» в апреле сократились на 115 млрд рублей.

Это закономерная ситуация, ничего непредсказуемого не произошло, — заявил представитель Сбербанка.

В открытом доступе пока не появилась отчетность банков за апрель текущего года по российским стандартам. Однако, если изучить данные по РСБУ за март 2016 года, окажется, что большинство крупнейших кредитных организаций, «располагающих» наибольшими объемами средств корпоративных клиентов, показали их отток.

 

Объем средств предприятий и организаций в ВТБ за март сократился на 418,2 млрд рублей (до 4 трлн рублей), его «дочки» ВТБ 24 — на 8,2 млрд рублей (до 362,9 млрд рублей). Газпромбанк показал снижение на 214,5 млрд рублей (до отметки 2,8 трлн), Россельхозбанк — на 32,4 млрд рублей (до 1,2 трлн), Московский Кредитный Банк — на 32 млрд рублей (до 805,1 млрд), а Альфа-Банк — на 71 млрд рублей (до 750,5 млрд рублей).

 

Падение средств на депозитах юрлиц, в размере от 5 млрд до 30 млрд рублей, также видно у ФК «Открытие», Банка Москвы, АБ «Россия», Росбанка, Райффайзенбанка, Ситибанка, «Ак Барс» и некоторых других игроков рынка.

 

Есть, впрочем, и те, кто заметно прирос в марте, но их мало в общей массе «топов».

 

Это ЮниКредит Банк (плюс 100,2 млрд рублей) — по состоянию на 1 апреля 2016 года объем средств юрлиц в нем равнялся 844 млрд рублей. Также вырос объем средств корпоративных клиентов в Промсвязьбанке — плюс 15,1 млрд рублей (до 577,6 млрд) и Новикомбанке — плюс 30,7 млрд рублей (до 174 млрд). Это если смотреть топ-20 банков по объему привлеченных средств юрлиц.

 

Что говорят банки

Действительно, в корпоративном сегменте Промсвязьбанка заметен рост — выросла клиентская база, лимиты открыли новые компании. С начала года количество депозиторов увеличилось на 7%, — прокомментировал руководитель корпоративного блока Промсвязьбанка Евгений Козеренко.

В ЮниКредит Банке объяснили повышенные остатки на счетах корпоративных клиентов в марте — апреле 2016 года операциями крупнейших клиентов банка.

 

Банки.ру разослал запросы крупнейшим банкам — лидерам по объему привлеченных средств предприятий и организаций о причинах мартовского оттока депозитов (из числа вышеобозначенных).

Мартовский отток вкладов юридических лиц в МКБ связан с отрицательной валютной переоценкой. Обратим внимание, что в целом мы отмечаем увеличение депозитного портфеля за этот период, но, поскольку существенную долю средств в нем занимают именно валютные пассивы, переоценка нивелирует положительный рост, — говорит вице-президент МКБ Екатерина Петрова. — По итогам апреля в рублевом эквиваленте тоже отмечается снижение пассивов юрлиц на 23 миллиарда рублей, что также объясняется колебаниями курса. Без учета переоценки совокупный объем пассивов юрлиц в апреле остался неизменным.

«Влияние валютной переоценки мы не наблюдаем. Волатильны краткосрочные депозиты: по ним колебания от месяца к месяцу могут достигать 5—7%», — отмечает член правления, руководитель дирекции обслуживания и финансирования корпоративных клиентов Райффайзенбанка Оксана Панченко.

 

В ФК «Открытие» заявили, что снижение депозитного портфеля юрлиц в марте полностью связано с валютной переоценкой, оттока депозитов не было. В апреле портфель депозитов юрлиц оставался стабильным.

 

В ВТБ 24 заметили, что данные банка отличаются от данных Банки.ру. Исходя из этого факта, вице-президент, заместитель директора департамента обслуживания клиентов малого бизнеса ВТБ 24 Спартак Солонин указал, что по пассивам клиентов малого бизнеса в марте в банке наблюдался незначительный отток и связан он с сезонным снижением активности.

Учитывая незначительную долю пассивов в иностранных валютах в общем портфеле, влияние валютной переоценки на мартовский отток, как и сам отток, связанный с валютной переоценкой, минимальны, — добавляет он. — За апрель наблюдается минимальный сезонный приток по портфелю пассивов клиентов малого бизнеса, что связано с приростом клиентской базы.

По словам начальника управления анализа и планирования банка «Ак Барс» Айрата Шарапова, отток депозитов в марте вызван несколькими причинами.

Банк, обладая достаточным запасом ликвидности, проводит планомерную работу по снижению стоимости финансирования. В том числе мы продолжаем продажу низкодоходных ликвидных ценных бумаг, не привлекаем дорогие депозиты от крупных клиентов, — говорит он. — Также отток средств был связан и с изменением условий размещения депозитов некоторыми клиентами, из-за чего не были пролонгированы ранее привлеченные депозиты. Общий отток срочных депозитов юридических лиц за март превысил 16 миллиардов рублей. Кроме того, в связи со снижением курса рубля в марте объем средств корпоративных клиентов снизился более чем на 7,1 миллиарда рублей. При этом в апреле 2016 года банк увеличил депозитный портфель юридический лиц на 6 миллиардов рублей за счет привлечения средств госкорпораций и крупных корпоративных клиентов.

«Данный отток связан с динамикой по текущим счетам компаний, что в свою очередь вызвано их обычной операционной деятельностью. Также необходимо помнить об укреплении рубля в марте, которое повлияло на переоценку валютной части в рублевом эквиваленте, — сказал Банки.ру заместитель председателя правления Росбанка Илья Поляков. — В то же время портфель срочных депозитов (который состоит в основном из рублевых депозитов) был стабилен и остался на уровне предшествующего месяца. При этом Росбанк проводит гибкую политику управления пассивами и активами, и данное снижение не имело влияния на ликвидность банка».

 

В пресс-службе Россельхозбанка связали мартовский отток с погашением внешнего долга, учитываемого в составе средств (депозитов) юридических лиц. «Отток был полностью компенсирован приростом остатков средств физических лиц и иными источниками ресурсов. При этом валютная переоценка на отток не повлияла», — сообщили в банке.

Средства корпоративных клиентов в Альфа-Банке в марте выросли на 2,8% — это суммарные остатки средств на депозитах и текущих счетах в рублях и иностранной валюте. В том числе срочные средства увеличились в марте на 4,6%. В связи с заметным укреплением рубля в марте в рублевом эквиваленте суммарные остатки снизились на 7,4%, - комментирует начальник отдела управления ликвидностью Альфа-Банка Валерий Лисейкин.

По его словам, согласно управленческой отчетности в апреле объем средств корпоративных клиентов существенно не изменился.

 

Что говорят эксперты

 

Эксперты полагают, что причиной оттока средств юрлиц могут быть как снижающиеся ставки по «корпоративным» депозитам, так и валютная переоценка.

 

Как указывает редактор раздела «Депозиты для юридических лиц» Банки.ру Павел Карякин, в настоящее время ставки по депозитам юрлиц продолжают снижаться.

В среднем доход от размещения средств сократился за последние три месяца на 0,25—1 процентный пункт в рублях и 0,1—0,75 процентного пункта в долларах США и евро, — говорит он. — Краткосрочные рублевые депозиты (на один, два и три месяца) потеряли в доходности меньше всего. Здесь по-прежнему ставки достаточно высоки и могут достигать 13% годовых в рублях. Средняя ставка по рублевым депозитам на более длительные сроки размещения на сегодняшний день составляет 9%. По депозитам в иностранной валюте от срока размещения динамика снижения практически не зависит. Средняя ставка по депозитам в евро составляет 2,2%, в долларах — 2,6%. Ставки планомерно снижают и крупные, и мелкие банки.

По мнению председателя правления Риабанка (банк ориентирован на работу с малым и средним бизнесом) Бориса Липкина, на первое место среди причин оттока средств юрлиц из банков следует поставить общее снижение деловой активности и «сужение» кредитования, в силу чего бизнес «расходует» депозиты.

Второе и третье места (примерно поровну — процентов по 20) занимают валютная переоценка и более привлекательные условия в других банках. На мой взгляд, для юрлиц это не решающий фактор. Физлица, да, более гибко реагируют на снижение ставок по вкладам, что объяснимо: их вклады застрахованы. Корпоративным клиентам важнее история работы с банком, налаженные кредитные отношения и тому подобное, — рассуждает Липкин. — Но в стабильной ситуации, конечно, клиент выберет лучшие условия, или, по крайней мере, диверсифицирует свои средства. Возможно, имела место некая обеспокоенность со стороны клиентов общей экономической ситуацией. В конце 2015 года «корпораты» сконцентрировали свои депозиты в госбанках, затем, увидев, что ситуация более-менее стабильна, перевели деньги на свои счета в частных банках с лучшими условиями.

В свою очередь, руководитель информационно-аналитического отдела портала Банки.ру Сабина Хасанова связывает мартовский отток средств юридических лиц в кредитных организациях с периодом налоговых отчислений, переоценкой номинированных в валюте депозитов, вызванной укреплением рубля, а также с общим снижением ставок по депозитам.

Валютная переоценка, безусловно, оказала влияние на балансовую стоимость срочных средств, так как чуть более трети денег на счетах и депозитах юрлиц представлено в иностранной валюте, — поясняет Хасанова. — Снижение банками ставок по депозитам, конечно же, сказывается на интересе клиентов к депозитам, этого нельзя отрицать. Однако тут важно понимать, что банки в нашей системе пока еще присутствуют разные, точно так же, как и клиенты. Многие клиенты большое внимание уделяют стабильности и надежности кредитных организаций и охотнее оставят средства в банке с госучастием, пусть даже по ставкам в районе нуля. Небольшие компании и предприятия в этом плане более гибкие и чаще реагируют на происходящие изменения.

Аналитик Национального рейтингового агентства Вячеслав Гришаков обращает внимание, что в отношении оттока речь в основном идет о закрытии коротких квартальных депозитов юрлиц, открытых в конце 2015 – начале 2016 года.

У многих крупных компаний сейчас в связи с волатильностью на финансовых и валютных рынках горизонт финансового планирования сократился до трех месяцев, так как при изменении конъюнктуры рынков, чтобы не потерять деньги, необходимо снижать сроки финансовых вложений. На примере Сбербанка эта тактика себя оправдывает: в апреле этого года «Сбер» внезапно существенно снизил ставки по всей линейке депозитов, за ним «потянулись» и другие банки, — говорит Гришаков. — В первом квартале на валютном рынке не было серьезных изменений валютных курсов, поэтому доля валютной переоценки незначительна. Больше было ожиданий резких изменений, чем самих изменений курса в реальности.

Наш собеседник уверен, что для крупных компаний, в том числе государственных, для которых принцип сохранности вложений стоит на первом месте, снижение ставок по депозитам оказало не очень сильное влияние — список банков, где они могут открывать депозиты, сильно ограничен, а дельта процентных ставок минимальна. Другое дело — крупный и средний бизнес, для которого доходность находится на первом месте.

Не исключаю того, что именно «частники» являются основным драйвером оттока депозитов юридических лиц из Сбербанка и других кредитных организаций, снизивших ставки по вкладам, — предполагает Гришаков. — Все очень сильно зависит от размера компании и структуры собственности. Если говорить о компаниях с государственным участием, бюджетных учреждениях и крупных публичных корпорациях, то принцип сохранности средств, а значит, и статус банка имеют для них первостепенное значение. Если говорить о частном среднем и малом бизнесе, для них во главу угла ставится доходность вложений, которая в последнее время в банковском секторе неуклонно падает, а риски возрастают. Поэтому вполне вероятно, что именно этот сегмент банковских клиентов — юрлиц и является основным драйвером оттока депозитов юрлиц. На фоне ужесточения российским правительством требований к банкам для размещения в них средств федерального бюджета, внебюджетных фондов, госкомпаний и госкорпораций стоит ожидать перераспределения данных средств между банками, поскольку не все банки смогут удовлетворять новым требованиям.

Младший директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Юрий Беликов уверен, что, если говорить о Сбербанке, никакой негативной динамики привлеченных средств корпоративных клиентов у него не наблюдается. Прирост привлеченных средств юрлиц банка за I квартал 2016 года составил больше 20%, или 1,6 трлн рублей, он произошел в основном за счет роста остатков клиентов на расчетных счетах.

В марте и апреле, действительно, были небольшие чистые оттоки средств (не больше 2,5% привлеченных от «корпоратов» ресурсов), укладывающиеся в понятие нормальной волатильности остатков на счетах и ни о чем не свидетельствующие, — комментирует Беликов отчетность «Сбера».

В целом же по сектору в «Эксперт РА» сейчас не наблюдают тенденцию к панике кредиторов и массовому оттоку ресурсов, как это было в конце 2014 — первом полугодии 2015 года.

При этом, конечно, сохраняется умеренный переток клиентских средств в госбанки, — отмечает Беликов.

Этому способствуют и продолжающиеся отзывы лицензий небольших банков, и ужесточение требований к капиталу банков, в которых могут размещать средства госкомпании (последнее зачастую регулируется не нормативными актами, а внутренними приказами госкорпораций).

Более того, давление на запас ликвидности даже крупных банков может возрасти во втором полугодии 2016 года, когда ряд крупнейших государственных компаний используют аккумулированные на счетах в топ-20 банках ресурсы для обслуживания внешних долгов. По нашим оценкам, у крупных банков с концентрированной на отдельных клиентах ресурсной базой чистые оттоки средств в третьем-четвертом квартале текущего года могут составить до 20-25%. Это потребует аккумулирования дополнительного запаса ликвидности и продолжит негативно влиять на и без того находящуюся под стрессом доходность банковских активов, — прогнозирует эксперт.

По его мнению, снижение ставок по депозитам юрлиц происходит плавно и не стимулирует негативную динамику средств этих клиентов. Ресурсы дешевеют после кризисного пика их стоимости, что сопровождается снижением ставок по кредитам корпоративным клиентам.

Формирующие основу ресурсной базы банковского сектора компании сейчас даже больше, чем в докризисный период, заинтересованы в комплексном обслуживании и оптимизации затрат за счет улучшения условий своей долговой нагрузки. Поэтому снижение доходности депозитов большинство компаний воспринимает нормально, — резюмирует Беликов.