Сдерживающая роль ядерного оружия падает, считают эксперты клуба «Валдай».
Неядерная война между большими странами становится все более вероятной
AP

В последние два года в мире произошли тектонические сдвиги: начали появляться признаки новых конфликтов крупнейших военных держав – к такому безрадостному выводу пришли авторы доклада (опубликован 30 апреля) «Почему возможна война между великими державами» клуба «Валдай» Андрей Сушенцов (программный директор Фонда развития и поддержки клуба «Валдай») и Майкл Кофман (научный сотрудник Кеннановского института при Центре им. Вильсона). Конфликтами такого рода они называют конфронтацию России и НАТО после событий на Украине, опосредованную войну в Сирии и Йемене между Ираном и Саудовской Аравией, кризис в отношениях России и Турции после гибели российского Су-24 и напряженность в Южно-Китайском море. Такие конфликты могут возникнуть внезапно: еще в начале 2015 г. НАТО почему-то опасалось российского вторжения в Прибалтику и никто не предвидел кризиса в отношениях России с другим членом НАТО – Турцией.

 

Высокоточное оружие и системы противоракетной обороны, считают авторы доклада, снижают сдерживающую роль ядерного оружия, но крупные сухопутные операции мало вероятны, а оккупация территории противника перестает быть целью войны: сама мысль об оккупации Европы, России или Китая представляется нелепой. Целью будет вычеркнуть противника из числа стран XXI века и погрузить в век двадцатый или даже девятнадцатый.

 

Первые удары в новой войне будут наноситься почти исключительно электронами – в киберпространстве, космосе и электромагнитном спектре для разрушения систем управления войсками и важной национальной инфраструктуры.

 

Суть доклада в том, что международные отношения сдвигаются в предыдущие эпохи – вплоть до той, что предшествовала Первой мировой войне, когда возникали предпосылки для войн между крупными военными державами, говорит Кофман, хотелось также показать снижение сдерживающего значения ядерного оружия.

 

Полагать, что ядерное оружие утрачивает сдерживающий потенциал, в том числе и в отношениях между крупными военными державами, преждевременно, возражает офицер российского Минобороны.

 

По словам офицера, если бы это было так, кризисы вокруг ядерных программ Ирана и КНДР не оказались бы настолько важными для всего мирового сообщества.

 

А вот идея новой конфронтации находит свое подтверждение. Германия в июле намерена предложить ЕС начать создавать единую европейскую армию, сообщила Financial Times. Германия десятилетиями говорила о такой армии, но после окончания холодной войны идея стала второсортной, замечает депутат бундестага от правящего Христианско-демократического союза Родерих Кизеветтер: «Но теперь, в свете поворота США в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона и резкого роста нестабильности на восточных и южных рубежах ЕС, Германия готова к европейскому сотрудничеству в безопасности. Единая армия поможет Европе решать те задачи, которые США вряд ли возьмут на себя». Кизеветтер перечисляет, что для этого нужно: единый европейский генштаб, совет министров обороны ЕС, совместное использование военной техники, укрепление сотрудничества в кибербезопасности.

Читать далее