Решение о государственной самостоятельности региона может привести не только к образованию новой страны и обретению государственности крупнейшим разделенным народом мира.
Курдская дуга: кто будет управлять нефтяным бизнесом Курдистана
REUTERS / Essam Al-Sudani

В период войны в Сирии и Ираке Курдистан ассоциировался у инвесторов в основном с затяжными конфликтам Курдской рабочей партии и Турции, а также курдской «пешмерга» с террористами ИГИЛ (деятельность запрещена на территории России). США поддерживали курдов в этих конфликтах — в конце 2015 года американцы узаконили поставку оружия для «пешмерга» напрямую.

 

Сегодня регион стоит на пороге больших изменений: гражданская война на территории, контролируемой курдами в Сирии, скорее всего, близка к завершению, а между Иракским Курдистаном (курдская автономия в составе Ирака, официальное название — Курдский регион), Соединенными Штатами (поддерживающими курдов) и Турцией, похоже, созревает решение о государственной самостоятельности этого региона. И это может привести не только к образованию новой страны и обретению государственности крупнейшим разделенным народом мира (до 45 млн человек).

 

О скорой независимости Курдистана в мартовском интервью заявил лидер курдов Масуд Барзани, он сообщил, что в Иракском Курдистане уже намечена дата референдума о независимости (он пройдет до октября 2016 года — до выборов в США). Турки могут поддержать Барзани, но при условии если референдум о независимости затронет только Иракский Курдистан, а Курдская рабочая партия покинет этот регион.

 

Если план Барзани реализуется, Курдистан может стать самым перспективным новым нефтяным регионом на земле на много лет.

 

Там уже идет борьба за власть и контроль над нефтяными месторождениями между правящей семьей Барзани и другими кланами. На территории Иракского Курдистана добывается более 500 000 баррелей нефти в день. Несколько компаний с лицензией на добычу — Genel Energy (возглавляет бывший глава ВР Тони Хэйворд), Westernzagros и DNO — имеют на балансе нефтяные резервы, которые пока стоят дешевле, чем где бы то ни было в мире (ниже, чем у российских компаний в кризис 1998 года). Нефтяные доказанные и вероятные запасы (категория 2P) стоят меньше $2 за баррель. Поэтому нефть Курдистана, возможно, станет новой идеей для инвесторов, которая на ближайшие годы затмит сланцевый бум в США. Ведь добыча нефти в Курдистане выгодна на текущем уровне цен.

 

Кто будет управлять этим бизнесом и стоит ли в нем поучаствовать? В регионе уже работают канадские, британские, турецкие и норвежские нефтяные компании и даже российская «Газпром нефть».

 

Иностранцев привлекает в Курдистане отсутствие государственной нефтяной монополии, в отличие, например, от Венесуэлы и Ирака. Власти Курдистана будут полагаться на иностранные компании, которые могут стать козырем в борьбе региона за свою независимость.

 

В Курдистане заинтересованы региональные страны-лидеры, например, Иран, который давно помогает курдам, может построить трубу до Персидского залива и оказать финансовую помощь в обмен на доли в месторождениях. А также турки, потому что все действующие и планируемые нефтепроводы идут через территорию Турции. Несмотря на борьбу с курдами на своей территории, Турция подписала долгосрочные, на 50 лет, контракты на транспортировку нефти из Иракского Курдистана до порта Джейхан и на поставки природного газа в объемах до 20 млрд куб. м в год начиная с 2019 года.

 

В 2013 году, еще до начала трубопроводного экспорта, турецкие компании получили доли в 13 месторождениях на стадии геологоразведки (в половине из них владение пересекается с американской Exxon Mobil). Турция может способствовать привлечению в регион своих бизнесменов, которые помогут также и отельному бизнесу. В столице Иракского Курдистана Эрбиле уже построены отели, которые не уступают, например, сочинским.

 

Лояльное отношение Турции к нефтяным проектам подтверждает то, что в марте она возместила $200 млн Курдистану из-за остановки нефтепровода в феврале-марте этого года. Поэтому сомнений в том, что курды и турки договорятся при участии США о независимости Курдистана, практически не остается.