Градозащитники обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с требованием остановить снос здания Таганской телефонной станции в центре столицы и утвердить режимы использования земель и градостроительные регламенты для всех зон охраны города Москвы.
Архитекторы просят Собянина защитить исторические здания
Любарский Александр / Коммерсантъ

Авторы письма считают, что власти сейчас ликвидированы инструменты, позволяющие сохранять исторические здания, расположенные в зонах охраны, но не признанные памятниками.

 

Конфликт ряда архитекторов и искусствоведов со столичными властями возник после того, как 24 апреля начался снос здания Таганской АТС (1929 года постройки), который, несмотря на протесты, не был остановлен. При этом идет подготовка к сносу другого конструктивистского здания — АТС на Бакунинской улице. В 2012 году МГТС начала проект по замене медных линий связи оптическими, поэтому перестала нуждаться в большом количестве АТС и зданий для размещения инженерного оборудования. Непрофильные активы были проданы девелоперам, которые планируют построить на их месте новые объекты (в частности, на месте Таганской АТС на Покровском бульваре будет апарт-отель).

 

Выступившие против таких планов градозащитники говорят об отсутствии инструмента для регулирования проблемы исторических зданий, расположенных в зоне охраны, но не имеющих статуса памятников.

В настоящее время под госохраной находится лишь часть зданий, построенных век назад и ранее и имеющих статус объектов культурного наследия,— объяснила "Ъ" депутат Мосгордумы Елена Шувалова.— Остальные, независимо от их историко-культурной, мемориальной, духовной или религиозной ценности, вообще никак не защищены.

Она указывает, что ранее подобные вопросы решались в рамках работы комиссии при правительстве Москвы по рассмотрению вопросов осуществления градостроительной деятельности в границах достопримечательных мест и зон охраны объектов культурного наследия, так называемой сносной комиссии. Однако в конце декабря 2015 года структура была ликвидирована.

После этого остался единственный инструмент по защите исторических зданий, не признанных памятниками,— обращение в Мосгорнаследие,— говорит Евгений Будник, муниципальный депутат района Басманный и организатор народных сходов против сноса Таганской АТС.— Я считаю, что таким образом городские власти сняли с себя ответственность за градостроительную политику.

"В рамках работы комиссии статус памятников архитектуры и культуры получили более 100 объектов,— признал ранее заместитель мэра по градостроительной политике и строительству Марат Хуснуллин.— Однако работа этой комиссии противоречила федеральному законодательству, и по требованию прокуратуры мы вынуждены были прекратить ее работу". В предписании прокуратуры Москвы, в частности, сказано, что "решения комиссии создают существенные административные барьеры для хозяйственной деятельности и препятствуют реализации законных прав собственников на принадлежащее им имущество".

 

В качестве выхода из ситуации эксперты предложили несколько альтернатив. Прежде всего речь шла о принятии городского закона, который бы определял судьбы подобных зданий. Его автором выступила госпожа Шувалова. Аналогичный законодательный акт действует, например, в Санкт-Петербурге. Однако 27 апреля на заседании Мосгордумы большинством депутатов он был отвергнут.

В таком виде этот закон внесет только путаницу, потому что в документе не определено, что такое старинные здания, что делать со зданиями, год постройки которых неизвестен,— пояснил "Ъ" один из оппонентов, депутат Мосгордумы Сергей Зверев.— Но сама идея хорошая.

Градозащитники также связывали надежды с утверждением правительством Москвы градостроительного регламента в территории исторической застройки, который был разработан "сносной комиссией" и получил поддержку Министерства культуры. Однако после одобрения Минкультом документ, по словам члена упраздненной комиссии, координатора движения "Архнадзор" Константина Михайлова, "был убран в стол".

 

"Ъ" попросил ответить на вопрос, стала ли легче процедура получения разрешительной документации после ликвидации "сносной комиссии" ряд участников рынка, в том числе представителей компаний группа ЛСР, "Лидер Инвест", AFI Development, однако девелоперы отказались от комментариев.

 

Илья Машков, руководитель архитектурного бюро "Мезонпроект" (разработчик проекта апарт-отеля, который будет построен на месте Таганской АТС), считает, что "сохранение зданий путем признания их памятниками — весьма деликатная процедура и признать или не признать суть суммарное выражение субъективных мнений профессиональных экспертов". По мнению господина Машкова, ""сносная комиссия" соответствовала представлениям об открытом, профессиональном, дискуссионном сообществе".

 

Не увидев реакции на протесты градозащитников и народные сходы, архитекторы и эксперты обратились к Сергею Собянину с требованием остановить снос здания Таганской АТС. В документе также содержится призыв утвердить режимы использования земель и градостроительные регламенты для всех зон охраны города Москвы. Под обращением подписались 36 архитекторов и представителей экспертного сообщества, в том числе руководители архитектурных бюро и компаний Андрей и Никита Асадовы, Сергей Скуратов, Илья Уткин, Илья Заливухин, искусствоведы Григорий Ревзин, Мария Трошина, Евгения Кикодзе, Ольга Казакова, архитекторы Андрей Киселев, Борис Кондаков, Александр Бродский, Николай Лызлов.

 

Екатерина Никифорова