Проблема в том, что японцы мало склонны к риску и мечтают работать в крупных корпорациях.
Япония пытается создать свою Кремниевую долину
А. Махонин / Ведомости

Груда картонных ящиков разделяет в новом офисе Mistletoe в Токио разные стартапы друг от друга. Мир Самоделкиных, далекий от душной атмосферы офисов японских корпораций, – вот что хочет видеть основатель инкубатора Тайдзо Сон, серийный предприниматель и младший сын основателя SoftBank Group Масаёси Сона.

Япония может похвастаться и талантами, и деньгами, но ей не хватает экосистемы, чтобы создать собственную Кремниевую долину. Этим мы и занимаемся, – говорит 43-летний Сон, называющий Mistletoe программой по совместному основанию новых бизнесов.

Нация, придумавшая СD-плейер и скоростной поезд еще до того, как в Китае вообще появилась высокотехнологичная промышленность, сдает позиции китайским интернет-компаниям вроде Alibaba. Учитывая свое высокотехнологичное прошлое, Япония рассчитывает, что именно предприниматели из этой сферы помогут выправить захромавшую экономику.

 

Государство и венчурные фонды помогают стартапам финансово, ведущие университеты запускают инкубаторы, и даже старейшие и крупнейшие конгломераты вроде Mitsubishi и Mitsui тратят деньги на поддержку предпринимателей. Кое-кому удалось сделать прорыв. Основанная в 2005 г. Euglena производит продукты питания, сырье для косметики и даже разработала технологию получения топлива из микроскопических водорослей. В 2012 г. она стала публичной и теперь имеет капитализацию более $1 млрд. Mercari разработала приложение, с помощью которого люди продают друг другу разнообразные вещи, и теперь оценивается более чем в $1 млрд.

Читать далее