Россиян, которые неоднократно получали страховое возмещение после отзыва лицензий у прогоревших банков, где они хранили деньги, называют серийными вкладчиками.
​«​Жажда наживы»​: как я стала серийным вкладчиком
Fotolia/Yabresse

Елена Гостева

 

Обозреватель Банки.ру объясняет, почему люди становятся серийными вкладчиками, исходя из личного опыта.

 

Время от времени в рядах российских финансистов и законодателей возникают идеи наказания рядовых вкладчиков за неправильный выбор банка для размещения сбережений. Наказания в прямом смысле — деньгами. Мол, если ты настолько жаждешь легкой наживы в виде повышенных банковских процентов, которые обещает банк, заманивая ставкой, которую он не может отработать, — неси ответственность за свой выбор. Варианты наказания обсуждаются разные. Например, страховать не всю сумму вклада, а лишь часть. Или, например, не страховать проценты, которые банк обещает выплатить вкладчику. Или ограничить количество раз, когда вкладчик прогоревшего банка может получить возмещение.

 

Мотивация таких предложений понятна. Официальная — страна официально взяла курс на повышение финансовой грамотности, и было бы хорошо, если бы человек задумался, что банк, обещающий высокие проценты по вкладу, не очень честный и дела его плохи. Поэтому в такой банк средства лучше не класть. Неофициальная — обеспечить доступ государственным банкам к максимально дешевым ресурсам, которые в госбанки в поисках высокой надежности понесут вкладчики.

 

Так случилось, что серийным вкладчиком стала и я. Причем проценты обещаны были не самые запредельные. Помня на собственном опыте всю последовательную политику страны по обесценению национальной валюты, вклады в банках открываю только валютные. При этом мне иногда даже все равно, какая по ним доходность, так как личный опыт напоминает мне: с 1 августа 1998 года рубль обесценился в 10 раз — с 6,5 за доллар до 65,65 на 20 апреля 2016 года. Тысячу процентов я не заработала бы за эти годы ни на одном рублевом инструменте.

 

Первый раз я «попала» на банке «Стройкредит», лицензию у которого ЦБ отозвал 18 марта 2014 года. Деньги у меня в этом банке лежали года два. Банк был выбран по одному критерию: он был удобен мне с точки зрения шаговой доступности — по дороге из дома на работу. Если говорить всю правду, там еще работал мой приятель. Процент по вкладу в банке был более чем обычный — на то время, кажется, 4% по вкладу в долларах сроком на 365 дней.

 

Примерно за четыре месяца до отзыва лицензии, уже уйдя из банка, приятель позвонил мне: мол, забери из «Стройкредита» деньги, ходят слухи, что дела у него «не ах». Но я упрямая. Решила поэкспериментировать.

 

Страховой случай наступил. В первый же день выплаты возмещения я пошла в банк-агент. Это был ВТБ 24. Отсидев в очереди в офисе час, я все же попала к томной барышне. И поняла: несмотря на то что государство в лице АСВ по закону выплачивает средства валютного вклада рублями по курсу на дату отзыва у банка лицензии, причитающаяся мне сумма «не бьется». Просто у меня в этом банке, кроме валютного вклада, была еще и рублевая карта — по ней начислялся процент на остаток по счету. Задала вопрос: почему? Получила ответ: это вопрос не к нам. А к АСВ. Обратилась в АСВ. Меня попросили не нервничать и обратиться в МДМ Банк — вдруг я попала в списки индивидуальных предпринимателей, и мои деньги ждут меня в офисе МДМ?

 

Но, уже подойдя к офису МДМ и взявшись руками за ручку двери отделения, я поняла, где мои деньги. И снова вернулась в ВТБ 24. Попросила поискать меня в списках повнимательнее — по данным старого паспорта, который я за время «жизни» вклада в «Стройкредите» успела поменять. Та же самая девушка, которая отослала меня в АСВ (ну так уж совпало), нервно мне сказала: «Вы у меня в списке с такой фамилией одна!»

 

Я была мягка (что бывает редко), но настойчива. И не удивилась, когда девушка произнесла: «Ой, что-то из системы подтянулось…» А когда я зашла в кассу за деньгами, кассир посмотрела на меня удивленно и осведомилась, чего я от нее хочу. Тут бы мне уже начать нервничать и кричать. Но я же сама написала тысячу заметок о том, что система страхования вкладов работает как часы. Поэтому меня хватил нервный смех, и я сказала: вот не поверите, но денег. Итогом 15-минутного разбора полетов была фраза кассира: «На вас завис компьютер». Почему-то меня это не удивило.

 

Полученные в ВТБ 24 рубли я обменяла на доллары в первом же попавшемся обменнике. Несмотря на многочисленные «пугалки», что валюту подсунут фальшивую, почему-то «подсунули» настоящую. И отнесла я эти доллары в СБ-Банк (Судостроительный Банк). Причина простая: опять же по дороге от дома до работы удобно.

 

…У СБ-Банка ЦБ отозвал лицензию 16 февраля 2015 года. Выплату я получила в том же отделении ВТБ 24. На сей раз все выплатили без сбоя. Я пошла в тот же обменник и снова купила валюту. И положила вклад в банк «Ренессанс Кредит» — тоже по дороге от работы до дома. А когда срок вклада закончился, то есть 17 марта 2016 года, я решила переложить вклад в СМП Банк, несмотря на его 2,7% годовых в долларах на срок 365 дней. Но не обнаружила отделения банка на прежнем месте, в районе метро «Красные Ворота». Вместо СМП Банка в помещении находился… ростовский Стелла-Банк. При этом о существовании такого банка, как человек, который пишет о финансах больше 20 лет, я знала.

 

Дальше продолжать? Мой вклад не пролежал в этом банке и месяца. Центробанк отозвал лицензию у Стелла-Банка 14 апреля 2016 года. При этом ставка по валютному вкладу на год составляла 4,2%. Я навскидку могу назвать парочку банков с такой же процентной ставкой по долларовым вкладам. А если покопаться в базе Банки.ру, то таких банков будет как минимум еще пять. ЦБ, отзывая лицензию у «Стеллы», сообщил, что выдавал предписание банку прекратить привлечение вкладов. Но сейчас ЦБ не публикует на своем сайте такие предписания. И зря. Раз уж ЦБ «проспал» открытие четырех отделений банка из Ростова-на-Дону в Москве (а это далеко не процедура одного дня), неплохо было бы и вкладчикам знать то, что уже и так видит регулятор.

 

Если понятие «серийный вкладчик» будет узаконено, это не принудит меня хранить средства в рублях и в Сбербанке. Закатаю деньги в стеклянную банку и закопаю под березой. Или под сосной. Благо живу в лесу, и деревьев вокруг меня много. Куда больше, чем осталось в России банков.