Банкиры и регуляторы вырабатывают инструменты для пресечения молдавских схем незаконного обналичивания и вывода активов с помощью судебных исполнительных листов.
Выводу активов ищут законное пресечение
Евгений Павленко / Коммерсантъ

Предложения банкиров по итогам прошедшей в феврале в пансионате "Бор" встречи с ЦБ по вопросам финмониторинга и валютного контроля недавно были опубликованы на сайте Ассоциации региональных банков России. Среди них — идея внести в законодательство, регулирующее предъявление и исполнение исполнительных документов, дополнения, наделяющие банки правом "отказывать в исполнении исполнительных документов в соответствии с антиотмывочным законом".

В последнее время участились случаи, когда через банк взыскатель и должник по исполнительному листу пытаются реализовать схему отмывания денежных средств, сопряженную со злоупотреблением правом на обращение в суд и использованием возможностей судебной системы для придания правомерного вида получению денежных средств взыскателем по исполнительному документу,— говорится в письме банкиров.

Сейчас у банков нет законного основания для неисполнения исполнительных листов, не отмененных в установленном порядке или не признанных судом незаконными. В противном случае банк привлекают к административной ответственности. Собственно, на этом и были построены так называемые молдавские схемы по незаконному обналичиванию и выводу активов. Комментарий Росфинмониторинга на предложение банкиров, опубликованный на сайте ассоциации, лаконичен: "Представленные предложения будут учтены Росфинмониторингом в дальнейшей работе". В ЦБ были более конструктивны: "Вопрос актуальный, но требует согласованного подхода с различными ветвями власти, в т. ч. судебными. Идет поиск и разработка оптимального решения",— заявил "Ъ" представитель Банка России.

 

Как сообщал "Ъ" 25 апреля 2014 года, посредством молдавских схем из российских банков за рубеж в течение 2010-2014 годов вывели порядка $18,5 млрд.

 

Как ранее пояснял глава Высшей судебной палаты Молдавии Михай Поалелунж, схемы основывались на сомнительных решениях молдавских судей, выдающих приказы (исполнительные листы) о взыскании многомиллионных долгов. Работали схемы так. Заключались фиктивные сделки, в том числе о кредитовании, между офшорными фирмами, гарантами по которым выступали граждане Молдавии. Последние находили поручителей из числа российских фирм-однодневок. Когда действие контрактов истекало, одна из сторон по нему не могла расплатиться с другой. В итоге кредиторы обращались в молдавский суд, и тот принудительно взыскивал долги. Далее исполнительные листы предъявлялись в банки, и средства уходили по запланированному мошенниками назначению. По данным источников "Ъ", знакомых с ситуацией, сейчас схемы, аналогичные молдавским, реализуются через другие страны: среди них называют, в частности, Польшу.

 

Несмотря на актуальность инструмента по борьбе с молдавскими схемами и их аналогами, у него есть немало минусов, указывают эксперты. Например, субъективная составляющая отказов банков исполнять исполнительный лист на основании подозрения в нарушении антиотмывочного закона. Заместитель директора Росфинмониторинга Павел Ливадный считает преждевременным разрешать банкам не исполнять судебные решения. "Не думаю, что банки смогут дать адекватную оценку решению судов,— сообщил он.— Однако в любом случае вопросы минимизации рисков мошенничества при сделках с исполнительными листками требуют дальнейшего обсуждения". Заместитель руководителя НП "Национальный совет финансового рынка" (НСФР) Александр Наумов более категоричен: "Говорить о законодательных запретах на исполнение исполнительных листов — абсурд. Гораздо логичнее использовать специальный ресурс ФССП, используя который, банки могут проверять достоверность исполнительных документов. Их достоверность подтверждается тем, что в базу их вносят непосредственно судебные приставы с использованием усиленной квалифицированной электронной подписи". По его словам, НСФР совместно с Минкомсвязи, ПФР и другими госорганами организовали пилотный проект, к которому подключаются кредитные организации (сейчас их 28). "Я надеюсь, что большинство российских банков перейдут на полноценное использование таких сервисов взаимодействия с госорганами до конца этого и в начале следующего года,— говорит господин Наумов.— Возможно, стоит задуматься о расширении такого сервиса на территорию Таможенного союза".

 

Но и этот подход полностью проблему не решает. "При создании единой системы надо учитывать, что не все данные в базе могут быть достоверными,— говорит эксперт в сфере комплаенс и ПОД/ФТ Дмитрий Чистов.— Потому что ресурсы тех, кто выводит или обналичивает капитал, позволяют профинансировать серьезные изменения данных — например, решение суда будет законным, но принято оно может быть не по совести. Отследить это или оценить объем коррекций нельзя, и все дополнительное время и усилия, потраченные банкирами, будут напрасными". Кроме того, схемы по обналичиванию могут проводиться и не через исполнительные листы. А через, например, решения трудовых комиссий о выплате компенсаций работникам от работодателей, которые создаются по Трудовому кодексу для разрешения трудовых споров. Перекрытие такой схемы требует отдельного инструментария.

 

Ольга Плотонова