Многие бизнесмены, в том числе совладелец группы «Сумма» Зияудин Магомедов, рассматривают единоборства как выгодную инвестицию.
Хук справа: как инвестбанкиры делают деньги на единоборствах
Troy Taormina-USA TODAY Sports / REUTERS

В кабинет одного из партнеров московского Ernst&Young вошел молодой человек, очередной претендент на вакансию. Он не только опоздал на 40 минут, но и был с синяком под глазом. «Собеседования я тогда прошел», — улыбается Руслан Саркисов. Правда, из-за работы Ernst&Young ему пришлось отказаться от черного пояса по карате киокушинкай, времени подготовиться к экзамену не было. Единоборствами Саркисов занимался с детства, но активность занятий пришлось снизить из-за карьеры финансиста. Впрочем, он смог превратить свое увлечение в бизнес: его клуб Arma стал популярным местом среди любителей единоборств и кросс-фита.

 

В последние годы многие бизнесмены стали рассматривать единоборства в качестве дополнительного источника дохода. Например, совладелец группы «Сумма» Зияудин Магомедов инвестировал несколько десятков миллионов долларов в проект Fight Nights, который устраивает турниры по смешанным единоборствам. А бывший вице-президент МДМ Банка и глава департамента развития корпоративного бизнеса в Абсолют Банке Сергей Иванютин создал собственный бренд Ultimatum Boxing, под которым продает экипировку для занятий боксом.

 

Как хобби перерастают в бизнес? И помогает ли это основной карьере?

 

Гантели из Америки

 

Саркисов протягивает смартфон, чтобы показать запись во «ВКонтакте» одного из посетителей его клуба. Молодой человек выложил фото с известным бойцом Джеффом Мэнсоном, который зашел потренироваться в Arma. При этом Мэнсон не единственный профессиональный спортсмен, заглядывающий в клуб.

Мы стараемся звать их к нам тренироваться. Конечно, для них это бесплатно. Взамен просим наш логотип на форму наносить, — рассказывает Саркисов.

Как финансисту пришла в голову идея открыть собственный клуб? По словам Саркисова, он стал изучать, как готовятся к поединкам профессиональные спортсмены. Оказалось, что многие используют в своих тренировках кросс-фит — это специальная методика, объединяющая интенсивные упражнения с разными снарядами (гири, штанга, кувалда и даже покрышки от грузовиков). Однако подходящих под его критерии залов — с удобным расположением и необходимым функционалом для комфортных тренировок — в Москве Саркисов не нашел.

Мне стало интересно, какие инвестиции необходимы, чтобы открыть собственный зал. Я по привычке сделал бизнес-модель. Потом стал смотреть помещения. В какой-то момент понял, что подходящее помещение есть, и об аренде почти договорился. Отступать было некуда, — вспоминает Саркисов.

В декабре 2013 года он открыл свой первый клуб на территории бывшего завода Арма: помещение располагалось почти в центре, недалеко от Садового кольца. «Из офиса можно быстро доехать», —объясняет Саркисов. К тому же, как объясняет предприниматель, на походы в фитнес-клуб времени всегда не хватает, а кросс-фит — это динамичная тренировка, времени тратится меньше. Половину зала Саркисов отвел под единоборства, а вторую — как раз под кросс-фит.

Можно и за 5 млн рублей сделать, и за 50 млн. Вопрос того, что ты хочешь получить в итоге, и разумного соотношения цены и качества, — говорит Саркисов в ответ на вопрос об инвестициях в клуб.

Почти все снаряжение — ринг для единоборств, тренажеры, штанги и даже гантели — пришлось завозить из США. В России либо было дорого, либо не подходило по качеству.

 

К тому моменту предприниматель уже был старшим вице-президентом РФПИ, успев после Ernst&Young поработать в «Базовом элементе» и «Роснано». Однако с карьерой пришлось закончить: времени совмещение деятельности по открытию клуба и основной работы не хватало. Зато тусовка осталась.

У меня много банкиров и юристов тренируются — из РФПИ, Сбербанка, Ernst&Young того же. Знакомятся между собой, сделки обсуждают, — рассказывает Саркисов.

Не мешают ли следы от тренировок, например, по боксу на переговорах? Предприниматель в ответ лишь смеется:

Никто не поставит новичка драться с серьезным противником. Тут занимаются такие же люди, которым завтра на работу.

Сейчас он открыл второй клуб — на Кутузовском проспекте. Там рядом Москва-сити, где много офисов, а значит, и потенциальных клиентов. Правда, и его офис теперь в одной из этих стеклянных башен. Саркисов вновь занялся финансами, пошел работать заместителем генерального директора в Фонд развития Дальнего Востока.

Меня в фонд позвал мой бывший руководитель, я приглашение принял. И, конечно, нельзя отрицать, что амбиции еще остались, — смеется предприниматель.

К тому же, отмечает Саркисов, во время работы в фонде круг общения растет экспоненциально. Кто теперь занимается клубом? Бизнесмен за полтора года подыскал толкового управляющего.

 

От драк к музыке

 

В огромном спортивном зале в Твери собралось около 200 детей. Выстроившись в ряд по периметру зала, они пели православный молебен. Так начинался фестиваль боевых искусств на Кубок князя Михаила Тверского среди патриотических клубов, одним из организаторов которого стал благотворительный фонд «Наследие» инвестбанкира Ильи Опренко.

Это было самое крупное наше соревнование, — вспоминает Опренко.

Хотя фонду оно обошлось довольно дешево — в 150 000 рублей.

Многие помогали не деньгами. Кто-то баннеры напечатал, кто-то еще чем-то помог, — говорит инвестбанкир.

Зачем инвестбанкиру, главе Corporate Advisory в Sberbank Private Banking, спонсировать православные турниры? Как вспоминает Опренко, началось все с того, что он решил помочь детскому спортивному клубу «Пересвет» в Твери, откуда он сам родом.

Мы хотели купить маты, перчатки, еще по мелочи. Тренер в этом клубе сильно удивился, почему мы хотим помогать. Обычно они к властям стучатся, но результата мало, — говорит Опренко.

По его словам, клуб находится в помещении на территории Никольской церкви, а руководит им отставной военный, инструктор тверского ОМОНа Виктор Васильев.

Как оказалось, такое сочетание очень часто встречается, — объясняет инвестбанкир.

Так родилась идея спонсировать военно-патриотические и православные детские клубы.

 

Сейчас фонд Опренко проспонсировал уже 4 клуба и провел более 10 турниров.

Деньгами помогают друзья, коллеги по работе, единомышленники, — говорит Опренко.

При этом он надеется привлечь крупных спонсоров. Бизнесменов, которые также пытаются продвигать, как он говорит,  русскую культуру, несколько. Например, основатель инвестфонда Константин Малофеев запустил телеканал «Царьград ТВ», а владелец строительной компании «Мортон» Александр Ручьев строит в Москве Центры русской культуры.

Таких бизнесменов много, и многие друг с другом общаются как раз на фоне этой темы, — рассказывает Опренко.

Сейчас его интересы уже шире, чем просто поддержка клубов единоборств: он, например, хочет устраивать выставки русских художников из провинции, продвигать традиционные музыкальные и танцевальные коллективы.

 

Сейчас благотворительность для Опренко скорее хобби, но это вполне можно совместить с основной работой. По словам банкира, сейчас по всему миру создаются профессиональные благотворительные эндаумент-фонды, это уже общемировой тренд.

Деньги инвестируются, как в обычном фонде, а на благотворительность расходуется заработанная фондом прибыль, — говорит Опренко.

Он верит, что рано или поздно мода на такой формат благотворительных фондов дойдет и до России. Кто может стать клиентами фонда? Например, те же бизнесмены, которые и сейчас поддерживают русскую культуру.