Социолог Денис Волков о том, как развивались представления россиян о Западе после распада СССР.
Почему мы не любим Америку
Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Регулярные исследования «Левада-центра» говорят о том, что пик антизападных настроений, приходившийся на начало 2015 г., пройден. Тогда были зафиксированы рекордные величины: 81% россиян плохо относились к США, еще 71% – плохо относились к Европейскому союзу. После чего эти показатели начали плавно снижаться и сегодня составляют 64 и 60% соответственно. Медленно растет число позитивно настроенных граждан – прежде всего среди самых молодых, образованных и обеспеченных жителей крупных городов.

 

Общее позитивное или негативное отношение к Западу является наиболее подвижным показателем. В моменты открытых конфликтов России и западных стран, таких как в 1999 г. по поводу Югославии, в 2003 г. по поводу Ирака и в 2008 г. по поводу Грузии, российское общественное мнение всегда резко менялось от положительного к отрицательному, а после завершения острой фазы конфликта также быстро возвращалось к устойчиво положительным значениям. Можно сказать, что общественные настроения колебались вместе с тоном новостей по федеральным телеканалам. Однако более подробные исследования показывают, что на протяжении длительного времени, даже в периоды наиболее позитивных общих оценок США и ЕС в российском общественном мнении, у россиян сформировалось устойчивое предубеждение к Западу. Причем складывались эти настроения медленно на протяжении 1990-х гг. и оформились еще до прихода Владимира Путина к власти.

 

Чтобы понять логику существующих антизападных настроений, необходимо вернуться на четверть века назад. Сегодня это покажется невероятным, но на рубеже 1980-х – 1990-х российское общество было очаровано Западом, главным образом США. Америка казалась россиянам образцовой страной, на которую нужно равняться, главным союзником на мировой арене. Сближение с Западом казалось важнее сотрудничества с бывшими советскими республиками. Поэтому внешняя политика Ельцина – Козырева не была навязана из-за рубежа, как это сегодня принято утверждать, но отражала существовавший широкий общественный запрос на сближение с Западом и вхождение России в клуб ведущих мировых держав. Если когда-то и существовал шанс на построение единого европейского дома, то в начале 1990-х. Однако такие настроения продлились лишь пару-тройку лет.

Читать далее