25 апреля телеканал HBO покажет первую серию нового сезона «Игры престолов».
Как устроена экономика «Игры престолов»
depositphotos.com

Вестерос — типичная средневековая феодальная монархия, приближенная к реально-историческим образцам куда больше, чем государства из большинства других фэнтезийных миров. Хотя уровень развития технологий примерно соответствует европейскому XIV-XV векам (а в некоторых областях — например, в медицине — и превосходит его), огромная территория Семи Королевств исключает возможность появления там централизованного государства из-за неразвитой транспортной инфраструктуры. Отсюда и единственно возможная модель государства: правитель имеет лишь небольшой аппарат чиновников, в остальном полагаясь на вассалов, которые часто открыто воюют друг с другом.

 

К примеру, сбор податей делегирован лордам на местах. Исключения составляют лишь прямые владения короны, то есть город Королевская Гавань с прилегающей к ней областью, а также многочисленные разбросанные по всему государству анклавы. К примеру, об одном из них упоминается при попытке Джейме Ланнистера урегулировать конфликт между лордами Бракеном и Блэквудом в книге «Танцы с драконами». В остальном же работает феодальная лестница: местные землевладельцы собирают денежный налог и отправляют его на уровень выше.

 

Гроши, олени и драконы

 

При этом финансовая система довольно централизованна. О бумажных деньгах речи, конечно, не идет, поэтому Вестерос не знает такого понятия как инфляция. Ведь для резкого роста цен на все группы товаров необходимо единовременно выбросить на рынок большое количество золота и серебра, а взяться ему неоткуда. В Европе такой кризис, к примеру, наступил в XVI веке, после открытия в Америке богатых залежей драгоценных металлов: тогда цены за век подскочили в четыре раза (по сравнению с инфляцией на протяжении ХХ века это просто смешной показатель). Так или иначе «монетарная политика» находится в руках королевского двора, который имеет эксклюзивные права на чеканку.

 

В Вестеросе господствует система, аналогичная существовавшей во многих европейских странах в XIII-XVI веках, — триметаллизм. Монетный двор в стране чеканит золотые драконы, серебряные олени и медные гроши (есть и еще несколько менее распространенных номиналов). Хождение иностранных монет государство специально не регулирует, но общий их объем в денежной массе Вестероса невелик. Разделение на три основные платежные единицы показывает высокую интенсивность и распространенность денежного обмена в стране. Медные монеты используются в повседневных сделках, которые при более отсталом типе экономики (как, например, в раннем Средневековье в Европе) осуществлялись бы на основе бартера.

 

Медный грош вовсе не так мал, как можно было бы подумать. На него можно заказать в трактире пиво с простенькой закуской. Из-за того, что потребительская корзина в нашем мире и в Средневековье — как реальном, так и выдуманном — сильно отличается, сравнивать покупательную способность денег не всегда корректно. И все же, учитывая вышеуказанный пример, можно оценить курс гроша как 100-150 рублей, или полтора-два доллара. 56 грошей — это один серебряный олень. Олени используются при средних потребительских покупках или коммерческих сделках. К примеру, одного оленя хватит на шикарный ужин в таверне, и еще дадут пригоршню сдачи. В рублях это примерно 5-7 тысяч.

 

Наконец, крупнейшая денежная единица — золотой дракон (примерно 200 оленей). В низкопробном фэнтези золотом часто расплачиваются за самые ерундовые услуги или товары, но на самом деле один золотой — это часто годовая зарплата квалифицированного работника. У Джорджа Мартина всячески подчеркивается высокая стоимость золотых монет: к примеру, 30 драконов достаточно, чтобы уехать за границу и на протяжении долгого времени вести там разгульную жизнь. Немолодую верховую лошадь можно купить за три-четыре дракона, а боевого коня — за десять драконов. В переводе на наши реалии дракон (опять-таки крайне приблизительно) — около миллиона рублей.

 

Зима близко

 

Точные раскладки по государственному бюджету в произведениях Мартина не даются, но порядок определить можно. Так, Эддард Старк в первой книге и первом сезоне сериала возмущается расточительством короля Роберта Баратеона, который в качестве призового фонда королевского турнира назначает сумму в 90 тысяч драконов. По его словам, эта сумма непомерна для королевства. С другой стороны, суммарный долг короны оценивается в шесть миллионов драконов, и ситуация Неду кажется просто катастрофической. Все это позволяет допустить, что через казну ежегодно проходят сотни тысяч драконов — быть может, до миллиона.

 

Сложнее измерить приблизительный размер ВВП Вестероса. Для этого придется обратиться к реальной истории. Скажем, известно, что стандартная налоговая нагрузка в государствах средневекового мира была невысока и редко превышала 15 процентов (в современных государствах она составляет от 25 до 60 процентов). Нет оснований полагать, что Вестерос принципиально отличается в этом плане от европейских стран той поры — следовательно, общий объем его экономики составлял до 3-6 миллионов драконов или чуть больше (бюджет в миллион золотых драконов формируется полностью из налогов — они составляют 15 процентов ВВП). На наши деньги это будет, по усредненным прикидкам, около пяти триллионов рублей, или примерно 6-7 процентов от ВВП нынешней России.

 

Вестерос — в целом богатая страна, но развита неравномерно. Как и везде, тут есть свои регионы-лидеры и аутсайдеры. Свой отпечаток накладывают и климатические условия: на Севере, например, в условиях суровой зимы, длящейся минимум 2-3 календарных года, довольно затруднительно развивать товарную экономику. Большинство людей во владениях лордов Старков живет натуральным хозяйством и вынуждено часть каждого урожая откладывать в «резервный фонд» — ну точно как Россия складывает «лишнюю» экспортную выручку в периоды высоких цен на нефть. В первой книге показано, как лично Эддард Старк раздает указания, какую долю урожая крестьянам и землевладельцам Севера откладывать в закрома.

 

О торговле Севера с другими регионами страны и зарубежными государствами известно мало. Можно предположить, что редконаселенная территория экспортирует традиционные для подобных мест вещи — строевой лес, пеньку, пушнину и другие «дары тайги». В свое время именно эти товары были главным источником экспортных доходов России. Впрочем, вплоть до открытия уральских месторождений в конце XVIII века Россия была чрезвычайно бедна драгоценными металлами, чего никак не скажешь о вестеросском Севере.

 

Во владениях лордов Мандерли в южной части северного региона располагаются крупнейшие в стране серебряные рудники. Не зря город Белая Гавань показывается как красивый, чистый и ухоженный, контрастирующий с общей дикостью и отсталостью северных земель. Все это было отстроено именно на «серебряные» деньги.

Читать далее