Крупнейший производитель урана в мире "Казатомпром" создаст урановый фонд для избытков сырья, чтобы не сбывать его в ближайшие три года по рекордно низким ценам, опустившимся до $27 за фунт.
Казахстан резервирует сырье из-за низких цен
Кирилл Кухмарь / Коммерсантъ

Крупнейший мировой поставщик урана "Казатомпром" планирует в этом году создать урановый фонд для стабилизации цен, сообщил управляющий директор по производству компании Юрий Демехов (цитата по "Интерфаксу"). Фонд на Ульбинском металлургическом заводе получит только продукцию госкомпании, сырье партнеров (у "Казатомпрома", в частности, есть СП со структурой "Росатома" Uranium One — U1) туда не поступит. Господин Демехов пояснил, что идея фонда прорабатывается, чтобы влиять на низкие урановые цены. Часть добытого урана будет резервироваться и продаваться через трейдинговую компанию при благоприятной рыночной ситуации. В презентации "Казатомпром" отмечает, что запасы планируется накапливать в 2016-2018 годах, а сбывать в 2019-2021 годах, сообщает "Интерфакс". Трейдер "Казатомпрома" в Швейцарии начнет работать в июле-августе, он займется торгами на спотовом рынке. Его задачей станет подъем маржинальности спотовых продаж, и он может использовать не только казахский уран, сообщал в марте глава "Казатомпрома" Аскар Жумагалиев.

 

В Казахстане, обеспечивающем 40% добычи урана в мире, сосредоточены месторождения с низкой себестоимостью, которые могут быть рентабельными при текущих ценах. В 2015 году предприятия, в которых участвует "Казатомпром", добыли более 23,8 тыс. т урана, на его долю пришлось 13 тыс. т. Себестоимость добычи российско-казахских СП в 2015 году опустилась с $14 до $12 за фунт, сообщал U1. Чистая прибыль "Казатомпрома" в 2015 году превысила 35 млрд тенге (7,5 млрд руб. по курсу на конец года).

 

Мировые спотовые цены на уран резко упали в 2011 году после аварии на АЭС "Фукусима-1". В 2015 году среднегодовые цены подросли на 10% до $36,8 за фунт, отмечали в U1, но в первом квартале 2016 года они снова упали до рекордных отметок: 28 марта фунт закиси-окиси стоил на споте 27$, по данным UxC. На спрос давят складские запасы урана, сформированные потребителями (особенно японскими), они также выходят на рынок и увеличивают предложение, говорил на прошлой неделе в интервью "Вестнику Росатома" президент U1 Василий Константинов. Но "Казатомпром" не планирует снижать уровень добычи, отметил Юрий Демехов. "Не знаем, будет ли сегодня достигнуто дно в ценообразовании на уран",— добавил он.

 

В U1 отметили, что идея создания банка урана впервые сформулирована казахстанскими партнерами, и эффект будет во многом зависеть от конкретной концепции и механизма работы. В холдинге добавили, что "планы U1 по увеличению добычи определяются в первую очередь лицензионно-контрактными обязательствами российско-казахских СП" (предусматривают минимальный и максимальный пределы). Добыча U1 в последние годы держится на уровне 4,8 тыс. т с учетом долей в СП. Компания избавляется от проектов с высокой себестоимостью добычи, сосредоточившись на казахских рудниках. На фоне улучшения рынка U1 в 2015 году увеличил выручку на 37% до $740 млн, объясняя рост новыми контрактами с зарубежными заказчиками вне контура "Росатома". Чистая прибыль U1 составила $110 млн против чистого убытка в $284 млн в 2014 году.

 

Нет сомнений, что рынок урана существенно перенасыщен, и Казахстан, будучи крупнейшим в мире производителем,— один из основных источников дисбаланса, комментирует вице-президент UxC Анна Брындза. Снижение цен на уран ухудшило показатели производителей, и даже "Казатомпром" с низкими издержками начал ощущать это, отмечает она. Поскольку компания не может снизить производство в ответ на рыночные реалии, решение снять сырье с неблагоприятного рынка выглядит логичным, считает она, но оценить степень влияния этого на рынок пока сложно. При этом фонд аккумулирует только излишки добычи "Казатомпрома", его партнеры по СП (AREVA, Cameco, U1) не ожидают, что фонд затронет их доли, заключает эксперт. Пока в мире есть один урановый фонд Uranium Participation Corporation (UPC), он инвестирует в уран, забирая его с рынка окончательно, в то время как "Казатомпром" рассчитывает вывести сырье на относительно короткий период. Создание фонда — попытка Казахстана развивать урановый сектор при низких ценах на нефть, полагает Кристофер Тук из британской GPW. Хотя на углеводороды приходится значительная часть экономики Казахстана, в текущей ситуации государство будет уделять больше внимания ядерной отрасли, отмечает он. В то же время в отличие от международного банка низкообогащенного урана для участников МАГАТЭ, нацеленного больше на поддержку престижа страны, проект уранового фонда "Казатомпрома" носит более коммерческий характер, заключает господин Тук.

 

Анастасия Фомичева