После изъятия пенсионных накоплений вряд ли можно рассчитывать, что граждане будут доверять государству свои деньги.
Пенсионер, будь готов: как реформа обернулось экспроприацией
Nazar Furyk / Zuma / TASS

Правительство обсуждает замену обязательной накопительной пенсионной системы добровольной. Отношение к этой идее — по сути тест, позволяющий определить, кто из чиновников в нынешнем кабинете министров является либералом, а кто консерватором. Это в политике разделение идеологических противников на либералов и консерваторов является лишь условным и вызывает всяческие споры и дискуссии. В экономике все проще — либерал отличается от консерватора своим отношением к праву частной собственности. Консерватизм предполагает, что ее изъятие в пользу государства недопустимо в любом случае. Либерал, наоборот, не исключает такую возможность при острой необходимости.

 

Судите сами. Переход к «доброволке» предполагает, что граждане будут сами откладывать себе на старость, если захотят. И если, конечно, найдут на это деньги. В России уже существует система добровольного накопления на пенсию. В основном она представлена отраслевыми и корпоративными программами негосударственного пенсионного обеспечения (НПО) в отличии от обязательного пенсионного страхования (ОПС). Средства по системе НПО формируются в негосударственных пенсионных фондах в виде так называемых пенсионных резервов. К началу 2016 года их объем составил около 1 трлн рублей. И этой системой уже пользуются практически все работники крупнейших отечественных корпораций, получающие зарплату выше средней по экономике. Но остальные россияне себе такое удовольствие не могут позволить в силу разных причин — низких доходов, высокой закредитованности и так далее.

 

Поэтому предлагаемый переход к сугубо добровольной накопительной системе выглядит, мягко говоря, несправедливым. По сути речь идет не о добровольных накоплениях, а об обычном повышении страховых взносов для россиян. Гражданам, родившимся после 1967 года, предлагают следующее: «До сих пор 6% от фонда оплаты труда, уплачиваемые вашими работодателями, шли на ваш накопительный пенсионный счет. Теперь мы отберем эти деньги в пользу нынешних пенсионеров. У нас не хватает денег на выполнение собственных обязательств перед ними. А если вы все же хотите копить уже себе на старость, раскошеливайтесь еще».

 

Такая мера как минимум провоцирует конфликт поколений. 

 

И тут мы переходим к самому интересному. Ответу на вопрос, кто в правительстве либерал, а кто консерватор. Благодаря трехлетнему мораторию на формирование пенсионных накоплений в рамках обязательной системы государство уже изъяло из накоплений будущих пенсионеров почти 1,5 трлн рублей. В первые два года деньги направлялись на покрытие дефицита солидарно-распределительной части пенсионной системы России, а в 2016 году — в антикризисный фонд, из которого уже 150 млрд предполагается передать на докапитализацию ВЭБа.

 

При этом «пенсионные моратории» привели к изъятию не только обязательных накоплений в виде взносов работодателя за 2014-2016 годы, но затронули и накопления по программе добровольного софинансирования. Это отдельный вид добровольных накоплений, отличный от НПО. В свое время «система софинансирования» была активно презентована российскому обывателю под лозунгом «тысяча на тысячу». К каждой перечисленной гражданином на накопительный пенсионный счет 1000 рублей государство обязывалось добавлять свою тысячу (в пределах 12000 рублей в год). Таким образом, правительство гарантировало 100-процентную доходность этих накоплений, при условии, что в год гражданин вносил не более 12 000 рублей. При этом делать эти взносы он мог на протяжении 10 лет. И из-за пресловутого трехлетнего пенсионного моратория деньги с 2014 года также не поступают на счета граждан. По итогам 2013 года — последнего перед трехлетним мораторием — в эту систему вступили почти 16 млн человек. А общая сумма внесенных ими взносов превышает 30 млрд рублей.

 

И тут возникает юридическая коллизия, выйти из которой правительству будет очень непросто. 

 

Накопления, сделанные в рамках обязательной системы, принадлежат государству. Это было закреплено в законе в начале нулевых по инициативе… фракций «Яблоко» и КПРФ в Госдуме. А значит, формально их экспроприация таковой не является. И  разговоры о том, что у государства в любом случае нет своих денег — это все деньги налогоплательщиков — лишь риторика и ничего больше. Зато изъятие денег из системы софинансирования — это именно она, конфискация чистой воды. И отношение к ней позволяет четко идентифицировать либералов и консерваторов не только в правительстве, но и вообще в политическом истеблишменте.

 

Понятно, что переход к добровольной накопительной системе вряд ли возможен без доверия граждан к авторам пенсионной реформы. А оно формируется только правилами игры, которые остаются неизменными на протяжении жизни как минимум двух поколений. Но в России правительство не просто меняет их каждый год с удивительной легкостью. Оно меняет саму игру. Причем, каждый раз неожиданно. Теперь, похоже, гражданам предложат сыграть по правилам, которые могут измениться во время самой игры. 

 

Константин Угодников
журналист