Совещания ЦБ с банкирами по банковскому надзору могут стать более открытыми — принимать в них участие смогут сторонние наблюдатели.
К совещаниям с банками ЦБ допустит наблюдателей
Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Кратко идею большей публичности частных встреч с банкирами по вопросам надзора первый зампред ЦБ Алексей Симановский озвучил на съезде Ассоциации российских банков (АРБ; речь шла о возможности для банкиров приглашать на такие совещания представителей банковских ассоциаций). На прошлой неделе в ответ на запрос "Ъ" Банк России конкретизировал свое заявление. Во-первых, на совещаниях смогут присутствовать не только представители ассоциаций, но и другие эксперты, если их кандидатуру одобрит регулятор. Отказ может быть дан "лицам с неудовлетворительной деловой репутацией" либо "лицам, раскрывшим ставшую известной им конфиденциальную информацию и т. д.". Пояснили в ЦБ и статус сторонних посетителей: "Пока это наблюдатели, присутствие которых позволит повысить прозрачность надзорных процедур",— сообщили в пресс-службе ЦБ. О желании пригласить наблюдателей и их кандидатурах банки "письменно информируют ЦБ в произвольной форме". В ЦБ уточнили, что наблюдателей можно приглашать не на все совещания по банковскому надзору, а лишь на те, где обсуждаются сведения, не критичные для третьих лиц: "На совещаниях в присутствии третьих лиц не могут обсуждаться вопросы, связанные с раскрытием банковской тайны. Речь идет только о надзорной информации (устойчивость банка, оценка активов, оценка капитала, риски и т. д.)". Пока формализовывать новую степень своей открытости в нормативных актах в ЦБ не намерены, дальнейшие действия Банка России будут зависеть от складывающейся практики.

 

Теоретически в такой ситуации банки могут приглашать наблюдателей на надзорные совещания и сейчас. Но, как показал опрос банкиров, значительная часть о такой возможности не знает; другие знают, но не пользуются. В ЦБ подтвердили, что пока ни одного заявления о приглашении наблюдателя не поступало. Хотя, по данным "Ъ", неофициально лица, не являющиеся сотрудниками банка (а в одном из случаев даже журналист), на совещания все же иногда попадали.

 

Изменится ли ситуация с прозрачностью таких совещаний теперь, когда банкирам публично озвучили возможность приглашать сторонних наблюдателей,— вопрос. "Например, наиболее распространенный острый вопрос в дискуссиях ЦБ с банкирами — резервы,— рассуждает источник "Ъ", знакомый с ситуацией.— Однако без раскрытия конкретных данных клиентов, по ссудам которым эти резервы создаются, и конкретных ситуаций у этих клиентов (а раскрытие банковской тайны невозможно.— "Ъ") разговоры, даже с участием сторонних наблюдателей, будут ни о чем". Также недоступны для сторонних наблюдателей будут и обсуждения актов проверок банков — как раз тот случай, где независимое мнение действительно могло бы быть полезно банкирам в споре с регулятором. "При обсуждении могут быть раскрыты также коммерческая тайна, персональные данные, нанесен ущерб деловой репутации компании. А это чревато судебными спорами с клиентами",— отмечает замруководителя юридического управления Челиндбанка Александр Баукен. Если получить согласие от клиента на разглашение, то проблем можно избежать. "Однако сомневаюсь, что кто-то такое согласие даст",— замечает руководитель службы риск-менеджмента банка "Уралсиб" Наталья Тутова.

 

Интерес к присутствию третьих лиц на совещаниях может отсутствовать у самих банков. "Одна из причин — конкуренция. Сомневаюсь, что банки захотели бы раскрывать кому-либо информацию о претензиях со стороны регулятора,— замечает госпожа Тутова. "Вопрос и в том, кто конкретно будет в качестве наблюдателя — его опыт, квалификация. Не думаю, что в предложенном виде это будет интересно",— отмечает главбух Юникредит-банка Галина Чернышева. В то же время готовность банка допускать на совещание посторонних может быть косвенным свидетельством благополучия банка, готовности к сотрудничеству с регулятором и свидетельством уверенности в своей репутации, считает главный бухгалтер Нордеа-банка Татьяна Шарова.

 

Довод ассоциаций в пользу большей открытости надзорных совещаний — единообразие в надзоре. "Та же АРБ и не может, и не должна быть арбитром в случае возникновения спора банка с регулятором. Но может эскалировать проблему, затронутую в споре, на более высокий уровень внутри Банка России. И сделать не только так, чтобы этот конкретный банк услышали, но и так, чтобы споры по аналогичным проблемам с другими игроками имели четкий алгоритм решения",— указывает исполнительный вице-президент АРБ Эльман Мехтиев. Однако есть вопросы и к тому, насколько искренен настрой на прозрачность со стороны самого регулятора. "Последнее время за надзорными органами наблюдается использование инструментов прозрачности в своей деятельности, но не прозрачность как таковая. Как будет в этом случае — покажет практика",— рассуждает вице-президент ФБК Алексей Терехов.

 

Вероника Горячева, Юлия Локшина