В кризис раскрытие отчетности привлекает не инвесторов, а рейдеров и гринмейлеров.
Почему публичность невыгодна
Дмитрий Лекай/Коммерсантъ

Сложная финансовая ситуация, сокращение инвестиций, а также рост административных издержек снизили уровень прозрачности российских компаний. Секретность сведений об активах и структуре владения стала конкурентным преимуществом, облегчающим корпоративное управление.

 

По данным Центра раскрытия информации «Интерфакса», число компаний, раскрывающих отчетность, снизилось в 2015 г. по сравнению с 2014 г. с 14 327 до 10 427, или на 27%. По сравнению с 2005 г. их число сократилось более чем вдвое. Количество публичных компаний, регулярно публикующих данные о своей деятельности, сократилось в 8 раз: в 2014 г. в России насчитывалось 10 693 открытых акционерных общества, в 2015 г. – всего 1327 публичных акционерных обществ, обязанных предоставлять подробную отчетность. Отчасти такое сокращение вызвано выросшим после принятия в 2014 г. закона о публичных акционерных обществах (ПАО) и поправок в Гражданский кодекс объемом квартальной и ежегодной отчетности. По словам партнера «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрия Степанова, публичным компаниям приходится держать штатных сотрудников для подготовки отчетности, что создает дополнительные издержки. Центробанк (ранее ФСФР) регулярно проверяет ПАО, они вынуждены платить штрафы за опоздания с отчетами и ошибки в них.

 

Но дело не только в отчетности. Открытость была выгодна в период подъема и роста открытости экономики, для размещения акций на зарубежных рынках и привлечения инвесторов. Экономический кризис и санкции сократили инвестиции в России (по данным ЮНКТАД, на 92% в 2015 г.), прямые иностранные инвестиции упали до уровня 2002 г. – $6,7 млрд. Экономического смысла в публичности осталось мало – раскрытие информации о компании привлечет скорее не миноритарных акционеров на IPO, а рейдеров и гринмейлеров. ЗАО легче защититься от них, запретив или ограничив свободное обращение акций, поясняет Степанов. Кроме того, непубличным компаниям проще реагировать на вызовы кризиса: меньше текущих вопросов нужно согласовывать с акционерами.

Читать далее