«Панамагейт» должен ускорить процесс создания реестров бенефициаров.
Как просветить офшор
Олег Харсеев / Коммерсантъ

За 10 дней, минувших с момента публикации так называемого панамского архива компании Mossack Fonseca, только трое из 12 упомянутых там первых лиц ощутили на себе последствия офшорного скандала. Первой и пока единственной жертвой публикации архива стал премьер-министр Исландии Сигмундур Гуннлейгссон. Он подал в отставку на третий день массовых протестов в Рейкьявике. Впрочем, уйдя с поста премьера, Гуннлейгссон остался главой правящей Прогрессивной партии, которая будет участвовать в выборах, запланированных на конец года.

 

 

Другой жертвой расследователей может стать президент Аргентины Маурисио Макри, вступивший в должность всего пять месяцев назад. Генпрокурор инициировал начало расследования дела президента 5 апреля, процесс уже начался. Британскому премьеру Дэвиду Кэмерону отставка, по всей видимости, не грозит, несмотря на демонстрации протеста. В панамском архиве обнаружились документы на офшор его отца, умершего в 2010 г. 10 апреля под давлением оппозиции Кэмерон опубликовал свои налоговые декларации за последние шесть лет (хотя закон не обязывает его это делать).

 

Речь не идет о борьбе с офшорами: офшоры – легитимный механизм, используемый для облегчения сделок между компаниями разных юрисдикций, сокращения правовых и прочих рисков. Граждане стран, в которых бизнес не чувствует себя защищенным от государства, используя офшоры, арендуют иностранные юридические институты как более надежные.

 

Панамские разоблачения стали пунктом политической повестки в демократических странах. Кроме влияния на действующую власть, они помогут ускорить системные изменения в международной борьбе с коррупцией.

 

 

Главный инструмент борьбы с «офшорной тенью» в мировой практике – повышение прозрачности операций. Все больше государств, в том числе офшорных юрисдикций, присоединяются к конвенции ОЭСР и Совета Европы о взаимной налоговой помощи (Россия присоединилась к ней в июле прошлого года), с 2017 г. (и с 2018 г. для России) обмен этой информацией должен стать автоматическим.

 

Основные меры борьбы с злоупотреблением перечисляет журнал Economist. Многие схемы предполагают участие подставных компаний, реальные собственники которых скрываются за наемными зиц-владельцами. Для решения проблемы необходимо обеспечить прозрачность таких механизмов, разработав централизованные реестры бенефициаров офшорных компаний – открытые для налоговых и правоохранительных органов, а также для общественности. Также необходимо регулирование юридических фирм и других посредников, управляющих офшорными компаниями и трастами, которым специально платят за сохранение анонимности конечных бенефициаров. Изменить ситуацию можно, криминализовав услуги по обеспечению ухода от налогов.

Читать далее