Публикация "панамских бумаг" вызвала новую волну борьбы с офшорами. На этой неделе ЕС пообещал ввести санкции в отношении юрисдикций, которые отказываются делиться информацией.
Офшоры теряют секреты, но не доходы
Pascal Rossignol / Reuters

США затруднили вывод из страны штаб-квартир корпораций через схемы, использующие офшорные юрисдикции: президент США Барак Обама заявил, что эта мера позволит получать выгоду "всем, а не только людям, оказавшимся наверху", а "панамский архив", видимо, даст этой программе более надежное обоснование. Усиление контроля над движением капиталов повлияет и на российские компании, хотя и опосредованно — через ужесточение регулирования в ЕС и отказ от массовых инструментов регистрации офшоров.

 

Публикации расследования Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ) на основе базы данных панамской компании Mossack Fonseca вызвали отставку премьер-министра Исландии Сигмюндюра Давида Гюннлейгссона. Глава британского правительства Дэвид Кэмерон на фоне массовых протестов в воскресенье опубликовал свою налоговую отчетность за последние шесть лет. Однако эффект от публикации оказался шире последствий для тех, чьи имена были найдены в базе данных. Самую резкую критику использование офшоров вызвало в Еврокомиссии.

Мы еще не знаем, какая часть действий была нелегальной, но их можно считать неприемлемыми в любом случае,— прокомментировал итоги расследования еврокомиссар по экономике и налогам Пьер Московиси.

Он пообещал за полгода обновить список стран, отказывающихся от сотрудничества в налоговых делах, и применить санкции к тем, кто не изменит свою позицию (Панама уже в списке). Заметим, с 1 января 2016 года между странами ЕС уже действует автоматический обмен данными о налогоплательщиках. Готовятся и новые правила по предоставлению корпорациями пострановой отчетности — они будут даже жестче, чем того требуют рекомендации ОЭСР, утвержденные G20 (Base Erosion and Profit Shifting, план BEPS). Впрочем, ОЭСР тоже обсудит "панамское дело" 13 апреля.

 

В США же обострилась борьба с корпоративной инверсией (выведение штаб-квартиры компании в страну с более низкими налогами). На прошлой неделе Минфин страны ужесточил порядок учета капитализации иностранных компаний, претендующих на то, чтобы стать головными по отношению к фирмам, работающим в США, а при расчете облагаемой прибыли теперь не будут учитываться кредиты, если они не инвестированы в американскую экономику. По словам президента США Барака Обамы, строгое регулирование позволит получать выгоды от экономического роста "всем, а не только людям, оказавшимся наверху". В частности, США ограничивают реорганизацию корпораций вне своей юрисдикции с использованием офшоров. Новые правила уже стали препятствием для крупнейшей сделки в фармотрасли: Pfizer отказалась от слияния с Allergan (оценивалась в $160 млрд), предполагавшего перенос штаб-квартиры компании в Ирландию.

 

Власти Панамы также пошли на уступки: президент Хуан Карлос Варела объявил о создании экспертного комитета по повышению прозрачности фининдустрии страны. "Mossack Fonseca утратит как минимум часть клиентов. Европейский бизнес, у которого Панама стала популярным направлением для регистрации компаний, вероятно, также пересмотрит схемы налоговой оптимизации",— полагает партнер Amond & Smith Сергей Назаркин. Заметим, по словам совладельца фирмы Рамона Фонсека, компания почти не работала с клиентами из США, а следы взлома ведут в Европу.

Если бы власти Панамы согласились активнее сотрудничать, урон был бы гораздо меньше, это своеобразный урок: спрятать активы нельзя даже в юрисдикциях, которые формально не делятся информацией,— считает партнер International Tax Associates Рустам Вахитов.

По его мнению, в среднесрочной перспективе таких офшоров просто не останется.

По сути, любой игрок на этом рынке не застрахован от подобных утечек,— соглашается Сергей Назаркин,— по сравнению с расследованием ICIJ в 2013 году от текущей публикации можно ждать большего эффекта для офшорной индустрии. В тот раз были обнародованы лишь данные о директорах и акционерах, теперь — о конечных владельцах компаний.

Владельцы офшоров начнут избегать рискованных действий, возрастет и стоимость создания самой структуры: меньше будут использоваться массовые адреса регистрации, массовые директора, вырастут издержки на содержание офисов и зарплату персонала. В итоге оптимизация станет менее доступной для среднего бизнеса, считает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

 

Заметим, большая часть офшоров, включая BVI, уже присоединилась к конвенции ОЭСР, позволяющей приступить к автоматическому обмену данными, однако пока не меньшее влияние оказывает ужесточение именно регулирования ЕС (где располагаются промежуточные компании). Банки все глубже погружаются в деятельность клиентов, в том числе при сделках с третьими лицами, а непредставление информации грозит заморозкой активов, говорит Александр Захаров. На Кипре в течение года заработает реестр бенефициаров компаний, напоминает Рустам Вахитов.

Многие компании уже уходят от использования юридических офшоров, так как они не способны обеспечить конфиденциальность данных, а оставлять активы в юрисдикциях, где ниже уровень их защиты (к примеру, в ситуациях корпоративных споров), нецелесообразно, поэтому компании с несколькими акционерами стремятся упрощать схемы владения активами,— отмечает эксперт.

Впрочем, говорить о полной утрате конфиденциальности рано: схемы с использованием номинальных бенефициаров, фонды и трасты, вероятно, станут популярнее, полагает господин Захаров. Для российских же компаний последствия мировой борьбы с офшорами пока не столь выражены. По плану РФ присоединится к автоматическому обмену данными только после 2018 года, а именно обмен мог бы существенно и быстро повлиять на схемы с использованием низконалоговых юрисдикций.

 

Татьяна Едовина