Кремль возобновляет заседания экономического совета при президенте. По данным деловых изданий, речь идет о разработке программы реформ под президентские выборы 2018 года. «Лента.ру» разбиралась, какие методы лечения могут быть прописаны экономике и какие у них побочные эффекты.
Кто оплатит новые экономические реформы
Алексей Куденко / РИА Новости

Миллионы с триллионами

 

«Россия должна быть страной умных людей», — по мнению декана экономического факультета МГУ Александра Аузана, этот тезис — точка консенсуса. Его, как утверждает Аузан, поддерживает и власть, и оппозиция. Но вот российских экономистов и бизнесменов отношение к человеческому капиталу разделило, похоже, не меньше, чем вопросы о допустимости накачки экономики дешевыми деньгами или незыблемости частной собственности.

 

Акцент на «производстве человека» не отменяет важность макроэкономической стабильности и устойчивости ключевых институтов. Тот же Аузан напоминает про «очень тяжелый опыт» 90-х, который не позволяет гражданам с уверенностью инвестировать в долгую. Хотя, по данным ЦБ, только объем частных вкладов (рублевых и валютных) достигает 23 триллионов рублей. Для сравнения — Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ) в совокупности немногим превышают восемь триллионов в рублевом эквиваленте.

 

Но в период геополитической турбулентности и обвала цен на нефть обеспечить искомую предсказуемость крайне непросто. Наглядное тому подтверждение — более чем двукратная девальвация. Она обусловила увеличение темпов инфляции и рекордное падение реальных доходов населения. Зато позволила минимизировать дефицит бюджета, несмотря на резкое сокращение поступлений он топливного экспорта.

 

Правда, принесенные жертвы не избавляют казну от необходимости «оптимизации» расходов. Опять же за счет граждан. Экс-глава Минфина Алексей Кудрин считает, что сразу после парламентских выборов надо объявить о повышении пенсионного возраста. А ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов называет неэффективную пенсионную систему чуть ли не главной причиной бюджетного дефицита.

 

Уму все возрасты покорны

Речь идет о социальных платежах государства, которые тонким слоем размазаны на количество людей, в полтора раза превышающее численность тех, кто действительно не может работать. У нас одинокие пенсионеры, нуждающиеся в медицинской помощи, находятся в тяжелом положении, поскольку получают те же 13 тысяч, что и работающие пенсионеры, для которых это просто прибавка к зарплате. А работающие пенсионеры сокращают свою трудовую активность, потому что у них есть пенсия. Это неэффективная экономическая система и несправедливая социальная система, — заявил Кузьминов в недавнем интервью «Би-Би-Си».

Не столь радикален ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы Владимир Мау. В одной из своих прошлогодних статей он писал: «повышение пенсионного возраста в политически допустимых пределах (максимум — на пять лет) не решает, а лишь смягчает проблему дефицита фонда, причем только в краткосрочной перспективе».

 

По мнению Мау, эту меру надо понимать не как фискальную, «а прежде всего как меру недопущения резкого падения благосостояния при выходе на пенсию, как меру концентрации денег у тех, кому они больше всего нужны». Подобная аргументация на руку социальному вице-премьеру Ольге Голодец и другим чиновникам, которые всячески откладывают непопулярную реформу.

Читать далее