Процедуры банкротства в России скорее способ давления на должника, чем получения денег по итогам процедуры, следует из экспертного опроса 174 юристов, проведенного российским юридическим журналом Legal Insight в феврале--марте 2016 года. В опросе участвовали 88 корпоративных юристов и 86 консультантов из юридических фирм.
Банкротства используются не по назначению
Евгений Павленко / Коммерсантъ

Почти половина (49%) опрошенных консультантов и треть (35%) их клиентов--корпоративных юристов сообщили, что идут в суд с заявлением о банкротстве должника прежде всего затем, чтобы получить с него деньги еще до введения наблюдения (первый этап процедуры банкротства). Следующие по популярности мотивы — помешать выводу активов (20,5% клиентов и 15% консультантов) или получить с должника средства уже по итогам банкротства (18% клиентов и 17% консультантов). Только 7% в обеих категориях опрошенных видят целью банкротства возможность восстановить платежеспособность должника, а около 1% используют банкротство, чтобы повредить его репутации.

 

 

Действующие процедуры банкротства, судя по опросу, не мешают злоупотреблениям участников процесса: самыми популярными юристы называли ситуации, когда с отдельными кредиторами сговаривается должник (30,5% клиентов, 34% консультантов) или арбитражный управляющий (35% клиентов, 37% консультантов). Мешает реструктуризации также длительность процедур — об этом говорят 27% клиентов и 29% консультантов. Старший партнер юрфирмы Forward Legal Алексей Карпенко (один из организаторов исследования) уточняет, что банкротство в зависимости от размера активов длится от полутора до шести лет.

 

68% клиентов и 58% консультантов указывают, что обычно в итоге банкротства им удается получить не более четверти заявленной суммы требований. "Большинство респондентов не верят в эффективность банкротства",— комментирует Маргарита Гаскарова из Legal Insight. "Это показывает, что еще до банкротства большинство компаний избавляются от активов и копят долги",— говорит Алексей Карпенко. Действующее банкротное законодательство, по его словам, носит "ликвидационный характер" и, по сути, не рассчитано на реструктуризацию долгов должника и его финансовое оздоровление.