Друзья и случайные люди.
Как выбирают подставных лиц для офшоров
John Moore

На этой неделе Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) опубликовал 11,5 млн документов о деятельности панамской компании Mossack Fonseca. Она занималась созданием подставных фирм и структур в офшорах. В расследовании, основанном на утечке, фигурируют политики, бизнесмены и знаменитости, в том числе и российские.

 

Журналисты предполагают, что некоторые крупные игроки остались незапятнанными, так как использовали при создании офшорных компаний подставных лиц. Например, компании виолончелиста Сергея Ролдугина с оборотом в несколько миллиардов долларов связывают с его близким другом, президентом России Владимиром Путиным. «Секрет» узнал, чем руководствуются бенефициары (конечные получатели выгоды) при выборе подставных лиц и какие ошибки совершают.

 

 

Зачем нужны подставные лица

 

Подставное лицо требуется в тех случаях, когда существует риск раскрытия информации. «Есть офшоры, которые не раскрывают бенефициаров, например Белиз, Каймановы острова и банановые республики. Но Британские Виргинские острова и Кипр раскрывают всю информацию по запросу государства или в ходе расследования. И в таких странах учредители офшоров — подставные лица», — объясняет управляющий партнёр адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров.

 

Многие предпочитают обезопасить себя и в офшорах, считающихся надёжными: тогда даже при сливе информации, как произошло с Mossac Fonseca, офшорные компании трудно будет связать с их настоящими владельцами.

 

Иногда по законам страны учредителем или директором компании должен быть местный житель — так обстоит дело на Кипре. В этих офшорах без подставного лица не обойтись.

 

Профессиональные владельцы компаний

 

В тех случаях, когда требуется местный житель, обычно помогают специальные юридические компании. «В России есть компании, которые специализируются на открытии счетов в офшорных зонах. На самом деле они сами не открывают счета, а сводят бизнесмена с компаниями или лицами в офшорах, которые и регистрируют бизнес», — говорит юрист «Трансперенси Интернешнл Россия» Денис Примаков. Подобные услуги по серому может предоставить и банк, который обслуживает бизнесмена.

 

 

Юристы сравнивают таких подставных лиц с гендиректорами фирм-однодневок, которые были распространены в России в 90-х годах: на одного человека могли зарегистрировать несколько десятков компаний (схема пользуется популярностью на Сейшельских островах). «Обычно это простые местные граждане, но встречаются и бывшие сограждане. Некоторые даже чуть ли не работают такими номиналами», — рассказывает Сергей Егоров. Он характеризует их как обычных людей, которые «не хватают звёзд с неба» и не склонны к самостоятельным выходкам. Требуется только, чтобы человек был жив и периодически подтверждал своё существование — например, на Кипре просят предоставлять коммунальные счета, оплаченные недавно.

 

Иногда используются более сложные схемы с настоящими профессионалами. Так, фирмами бывшего президента Украины Виктора Януковича и его окружения управлял австрийский юрист и бизнесмен Рейнхард Прокш. Предположительно, через фирмы, созданные с помощью компании Прокша Compaserve SE, украинские политики отмывали деньги и скрывали приобретённую собственность.

 

По данным «Трансперенси Интершенл Россия», за оформление офшорной фирмы юридические компании получают около $4000. Дальнейшее обслуживание и оплата труда номинальных учредителей и директоров — от $400 в год. Самим подставным лицам платят не очень много — юрист Сергей Егоров называет их услуги «номинальным сервисом», за который в среднем получают тысячи или десятки тысяч рублей, но не больше. Конечно, в случае с крупными игроками и большими состояниями размер вознаграждения определяется индивидуально и может достигать миллионов. Например, Янукович вывел из Украины 5 млрд евро, и его помощник Прокш наверняка получил приличный процент.

Читать далее