Гражданам моложе 35 лет стоит самим позаботиться о своей старости, считает экономист Владимир Назаров.
«Классическая пенсионная система исчезнет к 2050 году»
Александр Петросян / Коммерсантъ

К середине века в мире, в том числе и в России, закроются все государственные пенсионные фонды, считает директор Научно-исследовательского института минфина Владимир Назаров. Копить на старость придется самим, говорит он.

 

Свои соображения Владимир Назаров высказал на лекции "Экономические факторы будущего", организованной Университетом КГИ.

 

По словам экономиста, при проектировании различных реформ важно "смотреть не только из прошлого и настоящего, но и из будущего".

Надо понимать, куда в целом ведут общие макроэкономические и демографические процессы, на основе этого строить образ будущего и из будущего смотреть на настоящий день. Это сильно меняет представление о том, что нужно делать в конкретный исторический момент, - говорит директор НИФИ.

 

Что происходит с мировой экономикой

 

Мне кажется, мы находимся на переломной точке, когда человечество вступает в новую эпоху, которая будет очень сильно отличаться от того, что мы видели последние тысячелетия.

 

Будут изменены наши базовые социальные институты - многие из них формировались тысячелетиями, такие как семья, церковь, многие - десятилетиями, такие как классическая пенсионная система имени Отто фон Бисмарка. Сейчас многие из этих историй подходят к своему логическому завершению и начинаются другие истории, не менее интересные.

 

Почему я так считаю? Потому что, прежде всего, меняется структура мировой экономики. Раньше мы видели глобальный переход от аграрного общества к индустриальному (постепенный рост доли промышленности в ВВП).

 

Сейчас мы видим точно такой же процесс, только для услуг. Сейчас растет доля занятых в сфере услуг в развитых странах, да и во всех странах мира потихоньку. И доля сектора услуг в мировом ВВП существенно увеличивается.

 

А сектор услуг требует от людей совершенно иных навыков, чем индустриальное производство. [Сектор услуг] это постоянные изменения, постоянное общение с людьми, более гибкие связи, более гибкие сети. То есть отраслевая структура экономики сильно меняется.

 

Второе, что характерно для нашей эпохи, - это существенный рост благосостояния населения. Это значит, что больше времени остается на досуг, можно больше денег вкладывать в свое образование и образование своих близких.

 

 

Как долго мы будем жить

 

По сути дела речь идет о том, что гарантированность выживания в развитых странах практически абсолютна. Это доказывается ростом ожидаемой продолжительности жизни. Но самое главное, что мы становимся все более и более равными по продолжительности жизни.

 

В XIX веке люди умирали хаотично, жили недолго - в среднем 40 лет. Сейчас ситуация радикально изменилась - в развитом мире практически все стройными рядами доживают до 80 лет, и только после этого начинается существенное нарастание смертности. Таких людей, которые умерли в 40 лет, их становится радикально меньше.

 

Почему это важно? Это говорит о том, что выживание гарантировано, вам не надо цепляться за те институты, которые вам раньше гарантировали это выживание. Раньше обязательно нужно было, чтобы вы принадлежали к хорошей семье, чтобы у вас была нормальная корпорация, чтобы вы были защищены профсоюзом, сильным государством, плюс-минус церковью в разные эпохи. Это было предельно важно. Если вы выпадали из этих жестких, как правило иерархических, систем, то все, в 40 лет, пожалуйста, можете умирать.

 

Сейчас выживание гарантировано всем, и это не может не сказываться на ценностях. Очень важно не только, что происходит с нашими телами - мы больше и лучше едим, дольше живем - также очень важно что происходит с нашими умами.

 

Ученые Инглхарт и Вельцель исследовали ценности, разделили их на две большие категории: ценности выживания и ценности самовыражения. Ценности выживания направлены на то, чтобы как-то продержаться, лучше не высовываться, тише едешь - дальше будешь, и так далее. Все то, чему наш народ здорово научила советская власть.

 

А ценности самовыражения - это самореализация, раскрытие своих талантов, достижение целей, не связанных непосредственно с физиологическим выживанием. Мы видим по разным странам, что радикально увеличилась роль ценностей самовыражения за последние 30 лет.

 

Эти процессы особенно затронут социальное государство. Как сказал несколько лет назад король Нидерландов: "Социальное государство закончилось, началось государство участия".

 

 

Что будет с социальным государством

 

Почему именно социальное государство будет уменьшаться, сокращаться, как шагреневая кожа, в этом новом мире? Прежде всего потому, что многие вопросы станут либо глобальными, либо локальными. Само национальное государство тут не так нужно и важно. В мире сейчас все большую популярность набирает термин " глокализация" - это одновременно global и local.

 

То есть часть вопросов вам надо решить с соседями, что у вас в подъезде происходит, а другую часть вопросов - экологическая повестка, регулирование финансовых рынков - тут вам нужен глобальный уровень, на национальном такие вопросы не решить. Поэтому роль национальных государств потихоньку снижается.

 

Еще почему социальное государство будет ослабевать - потому что глобализация обостряет конкуренцию за капитал и креативный класс, которые будут сосредотачиваться в наименее зарегулированных терририториях. Только тот, кто предложит наилучшие условия, а наилучшие в современном мире означает более свободные, только тот и победит. И мы видим, что мир начинает потихоньку откликаться на этот вызов.

 

Ну и третий пункт - усиление ценностей самовыражения приведет к ослаблению традиционных политических институтов и усилению роли местных сообществ и стихийной самоорганизации граждан.

 

Что будет с пенсиями

 

Меня в прессе постоянно поливают грязью за эту фразу, но тем не менее я ее произнесу: к середине века классической пенсионной системы не будет, точно. На пенсионных фондах [государственных], в том числе в Российской Федерации, будет повешен большой амбарный замок.

 

Классическая распределительная система будет заменена индивидуальными накоплениями. Люди будут сами копить, сами вкладывать в свое здоровье и образование, чтобы оставаться на рынке труда как можно дольше, вкладывать в детей - в этом тоже нет ничего плохого.

 

И будет какая-то минимальная поддержка тех, кому вообще не повезло. Человек вроде все делал, вроде старался, работал, но не повезло. Мы как общество не должны его бросить, мы должны ему помочь и прожиточным минимумом его обеспечить.

 

Я не являюсь фанатом в том числе обязательной накопительной системы. Кто сказал, что вам надо именно 6% каждый год с вашей зарплаты откладывать? Может вам нужна дорогостоящая операция здесь и сейчас? У вас эти деньги забрали, ждут вашей пенсии, а у вас ее может и не будет без этой операции.

 

Но я никогда не был сторонником отмены накопительного компонента, потому что эти шарахания ни к чему хорошему не приводят. Уж коли мы его ввели, надо не бросать на полпути, а довести до ума, сделать его более-менее эффективным.

 

Надо все сделать своевременно и понимать, что для каждого поколения нужна своя пенсионная система. Для моего возраста и моложе [Назаров - 1982-го года рождения] надо честно сказать: ребята, смотрите на тренды, не нужна она вам [пенсия], занимайтесь делом, работайте, не пейте черт знает что, следите за своим здоровьем, заводите нормальные семьи, заботьтесь о своих детях и будет вам счастье.

 

Тем, кому 35-40 лет, надо сказать: ребята, чтобы у вас пенсия была неплохой, надо копить и самим. А тем, кто еще старше, надо сказать: пенсия у вас будет в основном наша, государственная, распределительная, но чтобы она была не совсем мизерной, мы вынуждены повышать пенсионный возраст и делать целый ряд других вещей.

 

Какие отрицательные эффекты оказывает распределительная система на экономику в целом? Она подрывает стимул к труду. Если пенсия нормальная, как в западных странах, то она сильно подрывает стимул к труду.

 

Приведу пример. В странах Бенилюкс (Бельгия, Нидерланды, Люксембург) в 50-х годах люди 60-летнего возраста массово работали - больше 50% точно. Прошло 20 лет, вроде и продолжительность жизни выросла, и люди стали богаче, и все у них там улучшилось, а работают 20% [60-летних]. Почему? Снизили пенсионный возраст, повысили пенсию.

 

Также у населения создаются объективные стимулы снижать сбережения. Зачем сберегать самому, если о тебе заботится государство?

 

Рождаемость снижается - конечно, не из-за пенсионной системы происходит демографический переход, но она усиливает.

 

В тех странах, где щедрая пенсия, люди по-другому относятся к детям, к их воспитанию, и дети по-другому относятся к родителям. В таких странах зачастую родители и дети не живут друг с другом, пожилые проматывают наследство детей, дети их предпочитают сдавать в дома престарелых.

 

В общем вот эта вот система приводит в том числе к распаду семьи. Не везде это детерминатор, во многом это зависит от национальных условий: одни нации более склонны сдавать своих стариков в дома престарелых, другие меньше. Не всегда это обуславливается пенсионной системой. Но тем не менее, как один из факторов, щедрость пенсионной системы влияет и на снижение рождаемости, и на отношение к старикам.

 

Далее выборы. Большинство стран - демократии, и во многих странах на выборах - во всяком случае в последние годы - побеждали те, кто предлагал более щедрые пенсии. За счет кого? Как правило, за счет будущих поколений.

 

Налоги вроде не очень хорошо повышать, а вот залезть в долги и за счет этого профинансировать пенсии - милое дело. Долговой кризис во многих странах - особенно в Греции - обусловлен в том числе щедростью пенсионных систем и выборами.

 

Еще один отрицательный фактор - сужение горизонтов полноценной жизни человека. Пенсионный возраст как бы подводит черту. Человек, дорогой наш, тебе 60 лет, ты уже старый, иди на пенсию, ничего не делай.

 

Исследования показывают, что там где люди соглашаются с такой логикой, у людей гораздо меньше удовлетворенность от жизни в старости и, как ни парадоксально, меньше продолжительность жизни. Самые лучшие показатели у тех, кто сохраняет частичную занятость. У них выше удовлетворенность от жизни, выше показатели здоровья.

 

И последнее - унифицированные решения редко бывают эффективными. Кто-то за вас взял 22% вашей зарплаты, раздал нынешним пенсионерам, вам что-то пообещал. Кто сказал, что это эффективно? Почему именно 22%? Почему именно в этот возраст выходить на пенсию? Может, вы не сможете работать в 50 лет, а, может, вы будете чудесно работать в 90 лет.

 

Чем сложнее будет становиться общество, тем более дифференцированными будут эти стратегии. В индустриальном обществе мы понимали, что человек занимается физическим трудом, что наш медианный будущий пенсионер - это рабочий у станка. В основном, в 60 лет надо человека отпустить от греха подальше.

 

Сейчас, когда в основном у нас умственный труд, а не физический, а набор профессий такой огромный, то унифицированные решения обречены на неэффективность.

 

Поэтому нынешняя пенсионная система скорее тормоз в развитии современного общества, чем гарантия обеспеченной старости. Это наше светлое будущее - добровольные накопления и инвестиции в человеческий капитал. Ну и плюс [государственная] страховка от бедности в случае нетрудоспособности.