ЦБ уточнил, каким заемщикам банки смогут выдавать валютные кредиты без повышенной нагрузки на капитал. Речь идет о компаниях с валютной выручкой более 60%.
ЦБ разделил валютных заемщиков
Коммерсантъ/Дмитрий Лебедев

Банк России наконец определился с критериями заемщиков, которым банки смогут выдавать валютные кредиты без повышенных коэффициентов риска. Как сообщил в пятницу зампред ЦБ Василий Поздышев, такие коэффициенты не будут распространяться на валютные кредиты экспортерам с долей выручки в иностранной валюте более 60%. Именно из-за определения этих критериев Банк России отложил введение повышенных коэффициентов риска с 1 апреля на 1 мая (см. "Ъ" от 22 марта). "Это должна быть значительная часть (валютной выручки) — пока мы остановились на том, что более 60%,— уточнил господин Поздышев (цитата по "Рейтер").— Кроме того, она должна как-то соотноситься с размером выданного кредита,— чтобы годовая выручка покрывала годовые платежи".

 

ЦБ еще в начале года выразил обеспокоенность высокой долей кредитов в валюте в портфелях банков, объявив о грядущих ужесточениях. Изначально речь шла о том, что с 1 апреля все валютные кредиты будут рассчитываться для норматива достаточности капитала с повышенным коэффициентом риска — не менее 110% вместо 100% (см. "Ъ" от 8 февраля). Позже ЦБ согласился с мнением рынка о том, что из перечня таких заемщиков нужно исключить экспортеров.

 

По мнению участников рынка, отсечка в 60% определена, чтобы ориентировать банки кредитовать в валюте только крупные и значимые компании. "Таких компаний порядка нескольких десятков",— указывает источник в одной из крупных металлургических компаний. Из России экспортируется около трети производимого металлопроката (всего выпущено 56,57 млн т в 2015 году) — при этом у "Северстали" объемы экспортных продаж стали в прошлом году составили 37%, у ММК — 23,75%, у НЛМК — 52,67%. "Отсечка, конечно, сделана не по отраслям, но, например, в нефтяной и нефтехимической отраслях этому критерию соответствуют практически все компании, а вот среди металлургической и угольной отраслей таких компаний единицы",— указывает зампред Райффайзенбанка Оксана Панченко. "Часть производителей зерна и подсолнечника также экспортируют значительную долю своей продукции,— продолжает главный экономист "ПФ-Капитала" Евгений Надоршин.— Но такие отрасли, как машиностроение, телеком и девелопмент, тоже активно кредитовались в валюте и сейчас подпадут под нововведение".

 

Именно девелопмент больше всего волнует ЦБ. "Большое количество валютных кредитов было выдано на стройки, покупки и перестройки торговых центров, и мы видим, что сейчас эти валютные кредиты выходят на просрочку, потому что, даже если торговый центр достроен, арендные платежи взимаются в рублях,— заявил Василий Поздышев.— Даже если они индексированы на валюту, все равно доходность снижается, и доход не может обеспечить возврат кредита".

 

Впрочем, подход ЦБ считают формальным. "Например, компания — крупный сотовый оператор — покупает оборудование за рубежом и обращается за валютным кредитом, но при этом у нее нет валютной выручки и поэтому формально ее кредит должен быть рассчитан с повышенным коэффициентом,— говорит руководитель направления рисков банка "Глобэкс" Евгений Ретюнский.— Но, если кредит составляет 5% от ее выручки, даже при ослаблении рубля вдвое компания все равно будет платежеспособна, почему кредит считается рискованным?"

 

Полностью исправить ситуацию сможет лишь отмена санкций, после чего компании смогут занять на Западе столько, сколько им нужно. "В большей степени именно из-за санкций так сильно вырос спрос компаний на валюту в российских банках,— говорит Евгений Надоршин.— При этом ЦБ приходится применять административные меры потому, что банки в большинстве своем сейчас находятся в процессе выживания и многие из них считают, что лучше выдать валютный кредит в случае спроса на него и заработать хоть что-то, не отдавая себе в полной мере отчета о рисках". Правда, вопрос отмены санкций остается открытым.

 

Юлия Локшина, Анатолий Джумайло