Через восемь лет ее чистый долг должен стать нулевым.
«Роснано» сведет к минимуму использование в проектах заемных средств
М. Стулов / Ведомости

К 2023 г. «Роснано» планирует практически уйти от долгового финансирования – средства на счетах компании должны сравняться с ее общим долгом, т. е. чистый долг станет нулевым, рассказал вчера председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс.

Индустрия частных инвестиций выстроена на принципе предоставления капитала, но не кредита, – сказал он (цитата по «Интерфаксу»). – Кредиты существенно повышают риски и сложность работы.

Поэтому «Роснано», считающая себя крупнейшим участником российского рынка private equity, должна постепенно уйти от работы с заемными деньгами. Общий долг «Роснано» на конец 2015 г. составлял, согласно ее отчету, 149,4 млрд руб., из которых примерно 133 млрд руб. приходилось на долгосрочные кредиты и займы. Из презентации «Роснано» следует, что компания намерена постепенно снижать общий долг – примерно до 20 млрд руб. к 2023 г. На этом же уровне она планирует поддерживать остатки средств на счетах – подушку безопасности.

 

Порочной практикой было бы создавать фонды на кредитные деньги, считает управляющий партнер венчурного фонда Maxfield Capital Александр Туркот, правильнее привлекать в фонды капитал партнеров. А вот отказываться от заемного финансирования для инвестиций в проекты он причин не видит.

 

 

«Кредитное плечо» в отрасли венчурных инвестиций – вовсе не ругательный термин, замечает директор крупного фонда. И хотя фонды прямых инвестиций пользуются кредитным инструментом избирательно, на Западе существует целый класс фондов, которые как раз используют кредиты для покупки крупных активов, из денежного потока которых они впоследствии и обслуживают этот долг, рассказывает он (механизм Leveraged Buyout, LBO). Обычно от 30 до 50% стоимости сделки такие фонды оплачивают средствами пайщиков, а остальное – кредитными. Поэтому объектом покупки должна быть стабильная компания, способная зарабатывать деньги, чтобы обслуживать долг, подчеркивает собеседник «Ведомостей». Но в России таких фондов практически нет (их функции частично выполняют крупные бизнесмены), да и подходящих объектов в российской венчурной отрасли совсем мало, поэтому уход «Роснано» от кредитного финансирования логичен, заключает директор фонда. Тем более что венчурные проекты по определению высокорискованные, так что, например, облигации «Роснано» не пользовались бы спросом, если бы государство не предоставляло по ним госгарантий, добавляет он.

 

На конец декабря 2015 г. в обращении было три выпуска облигаций «Роснано» на общую сумму 72 млрд руб., их эффективная ставка варьировалась в пределах 8,9–12,75% годовых.

 

Читать далее