В 2015 году антистраховщики (так на рынке называют юристов со стороны потребителей) инициировали судебные доплаты по ОСАГО на 18,4 млрд руб.
Как работают антистраховщики
Владимир Саяпин/ТАСС

В 2015 году страховые компании выплатили по ОСАГО 18,4 млрд руб. по решению суда, свидетельствует статистика Российского союза автостраховщиков (РСА). Это 14% всех убытков по ОСАГО. 8 млрд руб. из возмещений через суд — нестраховые выплаты: штрафы, пени, стоимость услуг представительства и экспертиз. "Страховые компании несут невероятные убытки от действий автоюристов",— жалуется руководитель управления методологии обязательных видов компании "АльфаСтрахование" Денис Макаров. Судебные издержки заложены в территориальные коэффициенты ОСАГО. К примеру, в Челябинске, где особенно активны юристы, автомобилисты платят за полис намного больше, чем жители соседнего Екатеринбурга,— разница доходит до 20%. По статистике, больше всего судебных разбирательств проходит на юге России — в Адыгее, Краснодаре, Ростове, Волгограде; также проблемными считаются Курск, Воронеж, Смоленск. Убыточность по ОСАГО в регионах, где успешно трудятся автоюристы, колеблется от 140% до 200%, оценивает Денис Макаров. Стоимость каско в таких регионах может быть повышена на 20-50%, говорят страховщики.

 

С убыточных территорий страховщики просто уходят. "Сегодня более чем в 50 субъектах РФ трудно купить полис ОСАГО",— признает Денис Макаров. Закрывает офисы в регионах и лидер рынка ОСАГО "Росгосстрах": автострахование компании стало "совсем неинтересно", заявлял ее гендиректор Дмитрий Маркаров. ""Росгосстрах" не уходил бы, если бы его автоюристы не "разували"",— говорит исполнительный директор РСА Евгений Уфимцев.

 

Верховный суд помог

 

Юристы начали активно работать на страховом рынке после июня 2012 года, когда Верховный суд (ВС) разъяснил, что закон о защите прав потребителей распространяется и на страхование. По закону, страховая компания, проигравшая в суде, выплачивает не только спорную сумму, но и штраф в размере 50% этой суммы. Адвокаты называют это решение юридическим чудом: до 2012 года все финансовые рынки регулировались законом о защите прав потребителей, а страховой, по их словам, существовал в тепличных условиях. "До этого разъяснения страховые компании могли тотально занижать выплаты и необоснованно отказывать в возмещении, ничем особенно не рискуя,— говорит глава юридической компании "ГлавСтрахКонтроль" Николай Тюрников.— Страховщики понимали: ну пойдет в суд один из 20 клиентов, и даже если он докажет свою правоту, то не получит никаких сверхкомпенсаций, кроме неустойки по ставке рефинансирования ЦБ".

 

После разъяснений ВС количество судов по страховым спорам резко выросло, а пика активность автоюристов достигла в 2014 году, когда судебные выплаты составили четверть всей суммы выплат по ОСАГО — 24,5 млрд руб. по 434 тыс. решений (данные РСА). По оценке Николая Тюрникова, менее 5% судебных решений выносится в пользу страховых компаний. В 2015 году количество судебных разбирательств пошло на спад — по ОСАГО было оплачено 292 тыс. судебных решений на общую сумму 18,4 млрд руб. (14%). В РСА объясняют это введением единой методики расчета ущерба от ДТП. По этой методике десятипроцентное отклонение в расчетах разных экспертов не является причиной для иска, указывает вице-президент группы "Ренессанс Страхование" Владимир Тарасов.

 

Пока страховые компании одинаково не любят всех адвокатов, подогревающих потребительскую агрессию, автовладелец сталкивается с разными методами работы антистраховщиков. Часть из них представляют в суде интересы страхователя, которому отказали в выплате или занизили возмещение. Они получают вознаграждение в размере 15-30% взысканной суммы. Такая модель работы для клиента в принципе прозрачна. Например, так удалось отсудить недоплату по ОСАГО автолюбителю Михаилу Соловьеву. "Ремонт после ДТП обошелся мне в 100 тыс. руб., а страховая выплатила 33 тыс., что было даже как-то оскорбительно. Я бы еще сомневался, идти ли в суд, если бы мне хотя бы больше половины стоимости ремонта покрыли",— рассказывает автомобилист. В итоге суд взыскал с компании еще 100 тыс. руб., из которых 30 тыс. пойдут на гонорар юрфирме, к которой обратился Михаил.

 

Есть и принципиально иная схема: юристы выкупают у пострадавшего автовладельца право требования (часто по заниженной цене) и затем сами судятся с СК в свою пользу. В этом случае клиент может недополучить 20-70% суммы реального ущерба, предупреждает директор по стратегическому развитию СОГАЗа Дмитрий Амелькин. Такие автоюристы ловят водителей на месте ДТП или у центров урегулирования убытков, предлагают потерпевшему деньги за уступку права требования к страховой компании. "Юрист может заплатить клиенту 10 тыс. руб., а взыскать со страховой 100 тыс.— за счет штрафов и завышенной стоимости ремонта",— рассказывает Денис Макаров.

 

Недобросовестные адвокаты не заинтересованы в том, чтобы СК платила клиенту, а всеми способами переводят дело в суд, говорит Дмитрий Амелькин: "В особо проблемных регионах около 90% всех заявлений об убытках по ОСАГО поступают по почте сразу от автоюристов, то есть СК не имеет возможности предложить страхователю какое-либо возмещение. Даже при полной выплате суммы, заявленной в претензии, около 40% заявлений все равно переходят в суды для попытки взыскать штрафы и неустойки". Иногда такие юристы отправляют в страховую пустой конверт, имитируя подачу заявления, рассказывают в компании "Согласие". По оценке Дмитрия Амелькина, порядочных автоюристов не больше 20%. "Методы мошенников связаны с нарушением закона, а автоюристы пользуются лазейками в нем для дополнительного, но не всегда справедливого заработка",— считает Владимир Тарасов.

 

Автовладельцу нужно помнить, что взысканные в суде штрафы считаются доходом и облагаются налогом — эти требования предъявляются не юристу, а страхователю. "Хлеб автоюриста — это в основном штрафы, пени, иногда моральный вред,— объясняет глава департамента страхования имущества и автострахования СГ "Уралсиб" Мария Барсова.— Клиент этих сумм просто не видит, а узнает о них только тогда, когда ему приходит извещение из налоговой службы". Чтобы перехитрить "противника", в СГ "Уралсиб" информируют клиентов, какие суммы были получены их представителями в судах. "Это наносит удар по бизнесу автоюристов, поэтому они начинают вести себя более агрессивно и создавать препятствия между клиентом и страховой компанией", — говорит Мария Барсова.

 

Тем временем в феврале Верховный суд выступил с предложением, которое может еще больше увеличить судебные расходы страховщиков: считать неустойку за неисполнение обязательств по добровольным полисам (в частности, каско) от размера страховой выплаты, а не премии. Таким образом сейчас рассчитывается неустойка в ОСАГО — за каждый день просрочки страховщику набегает 1% от суммы возмещения, а в добровольных видах — от цены полиса. Страховщики идею ВС не поддержали: по их мнению, увеличение суммы неустойки увеличит аппетиты автоюристов, это заставит СК поднять тарифы каско.

 

Работа в поле

 

Активно судятся юристы и с агростраховщиками — этот вид менее массовый, но суммы убытков там выше, чем в моторных видах страхования. Из 20 заявлений на компенсационную выплату, поступивших в 2015 году в Национальный союз агростраховщиков (НСА), 15 были спровоцированы агроюристами, считают в союзе. Эти 15 заявлений поступили от хозяйств Алтайского края, общая сумма требований по ним составляет 82 млн руб., а их интересы представляет барнаульская юрфирма "Безруков и партнеры". "Все эти аграрии заявили, что понесли убытки по договорам страхования посевов, пострадавших от засухи в 2012 году, однако заявление о выплате было направлено в страховую компанию всеми хозяйствами в один день — 23 сентября 2014 года, то есть два года спустя после уборки урожая (в нарушение условий страхования)",— рассказали в НСА. Кроме того, хозяйства не представили необходимого пакета документов, подтверждающих наступление страхового случая.

 

Юристы же уверяют, что лукавят в таких случаях как раз страховщики. "Когда происходит страховой случай (засуха, переувлажнение, суховей), неискушенные в вопросах страхования фермеры обычно собирают документы на выплату по наитию,— объясняет директор фирмы "Безруков и партнеры" Андрей Безруков.— А СК, будучи профессионалами, вводят страхователей в заблуждение и отказывают в выплате по формальным основаниям: не были соблюдены правила страхования; своевременно не известили о страховом случае; акты, составленные в одностороннем порядке, не являются доказательством гибели урожая. После такой "обработки" лишь малая часть страхователей обращается в суд". Теперь юристы готовят иск уже к НСА, говорит Андрей Безруков. В НСА не исключают, что на Алтае практиковали "псевдострахование" — страховщиком всех этих хозяйств было СО "Купеческое", руководители которого недавно были осуждены за хищение агросубсидий на 64 млн руб. Распространена на рынке агроюристов и схема передачи права требований по полису. "На том же Алтае один "юрист" ездит по хозяйствам и предлагает аграриям заработать, продав ему права требования,— рассказывает президент НСА Корней Биждов.— Затем этот "юрист" подает в суд, при этом, был страховой случай или нет, уже никого не интересует, главное, чтобы дело попало к "нужному" судье". Как говорят в НСА, псевдоюристы могут перевести дело в суд другого региона, предъявить сфальсифицированные документы о стихийных бедствиях, которые произошли в другом районе. В компанию "Согласие" с 2012 года поступило восемь подобных исков на сумму более 100 млн руб. "Все они рассматривались в Краснодарском крае, независимо от территории страхования",---рассказывает начальник управления андеррайтинга и методологии сельхозрисков "Согласия" Татьяна Мельникова. Пока урегулировано четыре иска на 60 млн руб. в пользу компании.

 

По словам Николая Тюрникова, к "серым" агроюристам обращаются хозяйства, у которых не все в порядке с документами о страховом случае, или же в случаях, когда прошел срок исковой давности,— тогда агроюрист может попытаться обойти это, имитируя переписку со страховщиком. В отличие от рынка автострахования агростраховщики из-за юристов тарифы не повышают, а просто избегают страховать хозяйства в проблемных регионах, говорит Корней Биждов. Недобрую славу в этом смысле заработали Алтайский край, некоторые южные регионы и Поволжье.

 

ЕЛЕНА ВЕБЕР