Между прочим, насчёт зачистки отечественного банковского рынка - это отнюдь не авторские фантазии.
О «зачистке» банков России: только 30 выживут
Сафрон Голиков / Коммерсантъ

Это вполне внятное заявление высокого должностного лица, непосредственно вовлечённого в данный процесс. Поверьте, когда такой термин, пусть и не вполне профессиональный, зато весьма ёмкий, употребляет с трибуны замглавы Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Андрей Мельников, он хорошо знает, о чём говорит.

 

И про 30 банков - тоже неспроста.

 

Напуганные напряжённой ситуацией на отечественном банковском рынке россияне активно переводят свои сбережения из мелких и средних банков в 30 крупнейших кредитных учреждений, сообщил на Российском экономическом и финансовом форуме замглавы АСВ Андрей Мельников. «В основном туда уходят клиенты более состоятельные, рассматривая крупнейшие банки как более надёжные в условиях зачистки банковского рынка», — пояснил топ-менеджер госкорпорации.

 

АСВ имеет возможность получать напрямую от каждого банка, входящего в систему страхования частных вкладов, информацию обо всех депозитах физических лиц в разрезе объёмов и сроков. Без персональных данных вкладчиков, разумеется. Так что его статистика в вопросе перемещения крупных вкладчиков из банка в банк полнее, чем у ЦБ РФ.

 

И АСВ фиксирует, на первый взгляд, вполне рациональную вещь: владельцы многомиллионных депозитов голосуют ногами за надёжность. Даже если это оборачивается засветкой своих операций перед Росфинмониторингом (все финансовые транзакции крупнее 600 тыс. руб. подлежат его контролю).

 

Но ставка на кредитные институты Too Big To Fall, во-первых, неизбежно приводит к существенным потерям от инфляции. Проценты по вкладам там заметно ниже чем в мелких и средних банках-конкурентах и отстают не только от текущих, но и от прогнозируемых значений индекса потребительских цен. Кроме того, для разрешения кризиса в крупном банке ЦБ, вероятно, пойдёт на необеспеченную денежную эмиссию в куда более крупных масштабах, чем сейчас. И это дополнительно подтолкнёт рост ИПЦ.

 

Во-вторых, масштаб банковского бизнеса - весьма сомнительная гарантия надёжности кредитной организации. В случае серьёзных проблем весьма вероятно, что её будут спасать нестандартными средствами, включая стрижку вкладчиков по кипрскому образцу. Недаром соответствующая тема уже появилась в СМИ, причём для успокоения общественного мнения речь шла о депозитах от 100 млн руб., но в реальности суммы могут оказаться в разы меньше. Или даже на порядок.

 

И в-третьих, если дойдёт до серьёзных затруднений у одного из крупнейших банков, его вкладчики могут столкнуться с полной или частичной потерей ликвидности своих сбережений. Начиная от ограничений на частичное снятие средств и заканчивая временной заморозкой депозитов до восстановления платёжеспособности кредитной организации. То есть, очень долговременной.

 

Неприятная правда состоит в том, что более-менее крупные состояния довольно сложно защитить и сохранить посредством розничных банковских инструментов. Они ориентированы на мелкого вкладчика с небольшими доходами, а не на богатенького рантье-миллионера. И даже если заняться дроблением, сопряжённым с кучей неудобств, стопроцентных гарантий сохранности не будет.

 

В общем, тяжела жизнь российского мультимиллионера...

 

Да, а сколько банков может остаться в России после зачистки?

 

Думается, этого не знают ни в АСВ, ни даже в ЦБ. Возможно, 100 или 200, как предрекал глава ВТБ Андрей Костин. А возможно и того меньше. Не исключено, что даже меньше 30 при некоторых раскладах. Кто желает поиграть в банковскую угадайку?

 

a-nalgin.livejournal.com