Почему не стоит отказываться от обсуждения предложений Столыпинского клуба.
Что спросить у Глазьева
Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Сразу несколько экономистов написали о дилемме: их пригласили на высоком уровне участвовать в обсуждении предложений Столыпинского клуба, значительная часть из которых обсуждения не стоит. Коллеги, в чем вопрос? Конечно, участвовать. В реальной жизни сила аргумента состоит не только в том, насколько он правилен, а и в том, сколько раз его повторили. Не нужно отказываться от возможности лишний раз объяснить, что реально, а что нет, как работает экономическая система, а как нет.

 

Во-первых, не все предложения Столыпинского клуба являются заведомой бессмыслицей. Да, когда Борис Титов или Сергей Глазьев говорят про специальные инвестиционные деньги, отличающиеся от нормальных, обычных денег – это бессмыслица. Обсуждать это – как участвовать в дискуссии о физике, которая начинается со слов «возьмем два сообщающихся сосуда и нальем в них воду до разных уровней...» Однако часть предложений могут быть предметом содержательного обсуждения. Например, фиксированный обменный курс или какие-то формы капитального контроля. Мне и то и другое кажется неподходящей практической политикой – это неправильное лекарство в сегодняшней ситуации, однако эти предложения сами по себе не абсурдны. Или «импортозамещение». На мой взгляд, это политика плохая, не приносящая желаемых результатов – лишь обогащающая небольшое количество владельцев компаний за счет фактически дополнительного налога. Однако нет ничего невозможного в том, чтобы ее проводить, – вспомните хоть аргентинского лидера Хуана Перона.

 

Во-вторых, бессмыслица тем и отличается от содержательной аргументации, что легко ловится на противоречии. Споря с оппонентами из Столыпинского клуба, попросите их предъявить модель, с помощью которой они подсчитывают, как увеличение денежной базы, за которое они выступают, превратится в дополнительные проценты экономического роста, которые они обещают. Все стандартные макроэкономические модели похожи (прогнозы различаются в основном из-за различий в конкретных коэффициентах, которые нужно предполагать), но пусть даже модель Титова или Глазьева окажется нетрадиционной. Главное – сразу будут видны логические противоречия. Например, в одном уравнении будут инвестиционные деньги и продукция (то, где обещается рост), а в другом – обычные деньги и та же продукция. Из этих двух уравнений можно будет – любой десятиклассник должен это уметь – вычислить «обменный курс» инвестденег и обычных денег (именно на этом теневом обменном курсе и будут делаться основные состояния). Также хотелось бы посмотреть на баланс труда в модели Глазьева и Титова – в каких, собственно, отраслях они ожидают выбытия работников, которые появятся в тех, где у них ожидается рост? Если бы в России была высокая безработица, можно было бы предполагать, что будет резкий рост занятости, а так придется, чтобы балансовое условие выполнялось, предположить резкий рост производительности труда. В какой, интересно, области он предполагается?

 

Кто-то скажет, что использовать аргументы типа «предъявите модель» и указывать на противоречия в словах оппонента – удар ниже пояса. Согласен, требование соблюдать правила логики и школьной арифметики – сильное оружие. Вот почему я настоятельно рекомендую его использовать.

 

ksonin.livejournal.com