Бершидский о разнице между двумя огромными нациями.
Россия упустила шанс стать Америкой
Depositphotos.com

Леонид Бершидский Журналист, политический аналитик, колумнист BloombergView

 

Многим русским кажется, что у России с США немало общего. Оба государства занимают огромную территорию; оба отличаются тягой жителей к приключениям — и, поскольку эти вещи часто бывают связаны, к беззаконию и насилию; оба довольно поздно обзавелись хоть какой-то инфраструктурой. Так что же не дает РФ стать второй Америкой — демократией и экономическим гигантом?

 

В начале 90-х Россия получила такой шанс, однако потратила его впустую. Первое десятилетие после падения СССР принесло не только почти неограниченную свободу, но и всепроникающую коррупцию и стагнацию экономики. За следующие 10 лет от свободы постепенно оставалось все меньше, зато экономика пошла на поправку благодаря росту цен на сырьевые товары — впрочем, к середине третьего десятилетия стало ясно, что это была иллюзия. Неужели дело в том, что россияне органически не способны построить тот тип общества, который обеспечил процветание Америке?

 

В 1990-м, когда Советский Союз был уже на последнем издыхании, профессор Йельского университета Роберт Шиллер и российский экономист Максим Бойко, который позже получил важные государственные должности и стал богатым инвестором, опросили москвичей и жителей Нью-Йорка на предмет их отношения к свободному рынку.

 

Они сознательно избегали абстрактных понятий, таких как «экономическая свобода» и «капитализм», сосредоточившись вместо этого на конкретных ситуациях. Исследование показало существенные различия между взглядами россиян и американцев. В конце 2015 года Шиллер и Бойко повторили свой опрос.

 

Результаты, которые недавно были опубликованы, показывают, что теперь россияне в целом рыночно ориентированы не меньше, чем американцы — но в некоторых важных моментах их взгляды по-прежнему серьезно расходятся, и это расхождение может объяснить, почему Россия не стала похожа на США.

 

Шиллер и Бойко описывали завод, который производит кухонные столы за $1000 и не в состоянии удовлетворить спрос, и спрашивали респондентов в двух городах, считают ли они справедливым решение поднять цену на $100, даже если в себестоимости продукции не будет никаких изменений. В 1990 году 66% москвичей и 70% жителей Нью-Йорка заявили, что считают это несправедливым. В 2015 году эту точку зрения разделяли 68% москвичей и только 57% жителей Нью-Йорка.

Читать далее