Приватизация нужна, а хорошего момента может не случиться.
Как начать приватизацию
Александр Миридонов / Коммерсантъ

На протяжении многих лет слово «приватизация» постоянно мелькало в речах президента и чиновников рангом ниже. Год за годом в планы вносились названия крупных и мелких активов, которые должны были быть переданы в частные руки. На протяжении этих же самых лет доля государственных предприятий в экономике увеличивалась – то за счет мегасделок, то за счет постепенной консолидации активов.

 

И вот теперь, в конце февраля 2016 г., приняты очередные решения о приватизации значительного пакета «Роснефти», одной из крупнейших госкомпаний (доля государства – 70%). С одной стороны, это нужно приветствовать. Приватизация – по опыту 25 лет российского капитализма – увеличивает эффективность компании, а «Роснефть» управляется крайне неэффективно. Например, национализация ТНК-ВР, осуществленная «Роснефтью» в 2013 г., привела к многомиллиардным потерям. (Конечно, падение цен на нефть, начавшееся в 2014 г., снизило капитализацию всех нефтяных компаний, но у «Роснефти» она упала значительно, на десятки процентных пунктов, – сильнее, чем у частных мировых мейджоров BP, Exxon, Chevron, Royal Dutch Shell.) Если в результате приватизации в дополнение к 20% акций «Роснефти», находящимся у BP, появится еще один стратегический инвестор, не интересующийся ничем, кроме прибыли, это скорее приведет к смене руководства компании на более компетентное. Если инвестора интересует прибыль, он вовсе не будет счастлив, что капитализация упала на 50%, в то время как у основных конкурентов – только на 20%.

 

С другой стороны, при очевидных плюсах приватизации сегодня есть и очевидные минусы. Во-первых, опыт предыдущих лет подсказывает, что приватизация может оказаться фиктивной – например, через какую-то цепочку посредников или «гарантий по кредиту» владельцем окажется госбанк или другое госпредприятие. Конечно, в перекладывании денег из одного государственного кармана в другой нет никакого смысла с точки зрения экономической эффективности, а вот возможностей нажиться на таком перекладывании масса. Во-вторых, приватизация сейчас вызовет сомнения, даже если пакет акций окажется в руках полноценного частного инвестора, – цена будет очевидно низкой, что снижает легитимность сделки в глазах граждан; легитимность любых действий нынешнего политического режима в глазах мировых правительств и инвесторов и так очень низка. (Это вовсе не означает, что покупателей не найдется. Низкая легитимность режима, осуществляющего приватизацию, не обязательно отпугивает покупателей, но обязательно снижает цену, которую они готовы заплатить.)

 

Впрочем, соображения в пользу приватизации должны перевешивать. Приватизация нужна, а хорошего момента может так никогда и не случиться – при нынешнем руководстве и высокая цена на нефть может не привести к высоким ценам на акции. Кроме того, высокие цены на нефть, увеличив доходы бюджета, снизят количество аргументов в пользу приватизации. Лучше, конечно, двигаться вперед с приватизацией – при этом не переставая следить за руками тех, кто ее осуществляет.

 

ksonin.livejournal.com