Миноритариям не хватило голосов, чтобы одобрить увеличение залогов.
Реструктуризация долга «Мечела» снова откладывается
Е. Разумный / Ведомости

Акционеры «Мечела» не смогли одобрить сделки с заинтересованностью, без которых невозможно реструктурировать долг на $5,1 млрд (из $6,1 млрд), сообщила компания по завершении собрания, 4 марта. Речь шла об увеличении залогов по долгам перед основными банками-кредиторами. «За» должны были высказаться более 50% голосов миноритариев «Мечела», или 16,29% голосов всех участников собрания. Как они проголосовали на деле, компания не сообщила. Регистратор уведомил, что кворум не состоялся.

 

Голосов хватило, только чтобы одобрить изменение устава и избрать новый совет директоров «Мечела», куда вошел представитель Газпромбанка Тигран Хачатуров (всего проголосовали владельцы 70,3% голосов).

 

 

Как только стало известно, что вопрос об увеличении залогов не одобрен, капитализация «Мечела» на Московской бирже рухнула на 22%; к концу дня падение скорректировалось до 6,9% к уровню закрытия торгов накануне (до 32,4 млрд руб.).

 

Причиной неудачи с первым вопросом «Мечел» назвал новые правила ЦБ, регулирующие раскрытие информации об иностранных держателях акций и ADR и действующие с августа 2015 г. По этим правилам иностранные банки-депозитарии и прочие номинальные владельцы бумаг (например, брокеры) должны представлять компании-регистратору подробные данные не только о себе, но и обо всех своих клиентах – реальных держателях акций: их наименования, номера в реестрах тех стран, где они зарегистрированы, даты регистрации и количество принадлежащих им бумаг. «Мечел» как мог пытался облегчить им жизнь, рассказывает его представитель: создал в Москве и Нью-Йорке два колл-центра с 30 сотрудниками, которые за месяц до собрания начали обзванивать акционеров и убеждать их проголосовать заочно или явившись на собрание. Для этих же целей компания наняла консультантов: Innisfree, AMAG, NASDAQ и Deutsche Bank. «Мы обзвонили 90% акционеров», – сообщил участникам собрания гендиректор «Мечела» Олег Коржов. Но проблема в том, объясняет главный юрист «Мечела» Ирина Ипеева, что цепочка держателей ADR в США слишком длинная: один депозитарий держит акции в другом, тот – в третьем и т. д.; в результате, чтобы получить инструкции на голосование от конечного владельца пакета, «нужно пройти 5–10 брокеров или депозитариев». Для следующего внеочередного собрания «Мечел» может нанять еще одного консультанта, говорит Коржов.

 

 

«Мечел» – одна из самых закредитованных металлургических компаний в России. В последние два года ее менеджмент вел напряженные переговоры с основными банками-кредиторами – Газпромбанком ($1,7 млрд), ВТБ ($1,1 млрд) и Сбербанком ($1,3 млрд) о рефинансировании задолженности компании на $4,1 млрд. Еще $1 млрд компания должна синдикату банков, остальное – облигационные выпуски и мелкие займы. Спустя два года переговоров «Мечел» достиг соглашений с крупнейшими кредиторами. Начало погашения задолженности перед госбанками ($4,1 млрд) договорились перенести на 2020 г. – при условии, что акционеры одобрят все сделки с банками-кредиторами.

Читать далее